Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Новости/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  
















Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

Космонавт Сергей Рязанский: «Мне сверху видно все»

Главный по космическим фото в 2017 году - космонавт Сергей Рязанский прямо с орбиты, с высоты 400 км, рассказал «Фонтанке» о своих фантастических космических фотографиях. Подробнее>>

После того, как космонавт Сергей РЯЗАНСКИЙ умудрился заснять с орбиты дневной Санкт-Петербург, город, который почти всегда скрыт облаками и над которым не летает МКС, «Фонтанка» решила узнать у Героя России, что остаётся за кадром его объектива. В паузах между работой, стыковками американского грузовика «Dragon», российского «Прогресса» с МКС, корректировками орбиты МКС и выходами в открытый космос, Сергей активно фотографирует Землю и делится удивительными кадрами с читателями своих аккаунтов в Facebook и ВКонтакте.

После запросов и передачи сигналов на МКС через РОСКОСМОС, мы получили ответы на некоторые вопросы. И это точно – интереснее большинства новостей о жизни на поверхности нашей планеты.

Как удалось сфотографировать Санкт-Петербург, ведь орбита МКС пролегает совсем не там, где стоит «северная столица» России? И откуда вдруг интерес к решению такой неочевидной проблемы, как отсутствие дневного снимка Петербурга с МКС?

– Фотографии Петербурга делали, конечно же, и до меня – у Павла Владимировича ВИНОГРАДОВА (космонавт-испытатель, трижды побывавший в космосе, суммарно проработал на орбите 553 дня – прим.ред.), например, есть прекрасные снимки вашего города. И в прошлый полет мне удалось заснять ночной Санкт-Петербург. В этом городе у меня живет очень много друзей, хороших знакомых и, естественно, хотелось их порадовать, сделав снимок их родного города. И, однажды, заметив, что за бортом хорошая погода я, как всегда, стал искать, что могу увидеть и сфотографировать. И увидел Санкт-Петербург. Очень был сам этому рад. Больше, к сожалению, такой погоды пока не повторялось.

Вы регулярно публикуете фотографии самых разных городов Земли. Но это всё города, где всё сравнительно благополучно. Видны ли вам места, где происходит что-либо чрезвычайное? Природные катаклизмы, войны, что-то ещё? Вы будете публиковать кадры таких мест?

– Конечно же, мы все видим, и, конечно же, очень сильно переживаем и расстраиваемся, наблюдая большое количество пожаров в разных точках планеты.

В качестве одного из самых ярких и печальных примеров вспоминаются снимки трагедии в США 11 сентября 2001 года. Тогда их с борта МКС сделал американский астронавт Фрэнк КАЛБЕРТСОН. И сегодня мы видим, в том числе пожары в небе на Сирией… Нам видно всё, и к счастью, и к сожалению. Если мы пролетаем мимо такого района, а видимость и работа позволяют делать фотографии, то обязательно снимаем такие моменты, а затем публикуем – у меня в соцсетях можно увидеть снимки пожаров на северо-западе США, урагана Ирма.

11.jpg

Как выглядел ураган «Ирма»? Сообщалось, что единомоментно над Атлантикой было 3 урагана. МКС участвует в координации действий по предупреждению подобных ЧС? Вообще «обитаемый человеком космос» помогает справляться со стихийными бедствиями (допустим, ранее предупреждение)?

– Ураган Ирма выглядел солидно, эффектно, страшно и очень красиво. Мы видели четко два урагана, третий был где-то в стороне в виде невзрачной тучи.

22.jpg

Конечно же, мы задействованы в работе во время подобных стихийных бедствий. У нас есть эксперимент «Ураган», в ходе которого мы предоставляем данные для специальных служб. В частности, когда оползень сошел около Эльбруса, сразу же поступил запрос, и мы делали фотографии и в срочном порядке их отправляли. Наши американские коллеги вовсю работали после ураганов, они фотографировали Доминикану, Пуэрто-Рико и это помогало спасательным командам понимать, какие районы затоплены.

К сожалению, спутники еще не все могут поймать, и космонавты здесь приносят большую пользу. Вот недавно поступал новый запрос от МЧС, я фотографировал пожар в Приморском крае.

Что самое удивительное вам удалось снять? И что вы хотите сфотографировать, но пока не удалось (что мешает)?

– Самое удивительное, наверное, все-таки ураган Ирма. За прошлый были удивительные и серебристые облака, и полярное сияние, и красивые ночные города, но вот такого урагана мощного, и даже сверху выглядящего страшно, я, конечно, не видел.

А то, что не ловится… Есть у меня список тех объектов, которые я пока что не могу поймать, например, знаменитый лес в Аргентине в виде гитары. В прошлый полет получился прекрасный снимок, а в этот пока что не удается сделать. Уж очень она маленькая и найти ее среди осенних Аргентинских полей не получается. Долгое время ловил Эверест и вот наконец-то увидел и, конечно же, сделал снимки.

Такая же история с Антарктидой – в прошлый полет и в начале этого не видел ее, и все. Спросил у гуру космических фотографий Фёдора ЮРЧИХИНА, он ответил, что отсюда нам не дотянуться до нее, это нереально. В течение двух месяцев моего второго полета ее вообще не было видно, но я каждый день из окна моей каюты продолжал высматривать Антарктиду. И вдруг, в один день было чистое голубое небо, и я ее увидел!

33.jpg

Так что список таких объектов постепенно уменьшается, осталось «гитару» поймать и пару интересных вулканов.

На Земле чем дальше, тем активнее обсуждается изменение климата. Изменения заметны с орбиты?

– Вы знаете, все-таки мы в этом, наверное, не такие большие специалисты. Снимаем в основном для того, чтобы поделиться красотой, которую видим, но в соцсетях иногда проскакивают интересные комментарии. Например, кто-то написал под моим снимком, что «на Килиманджаро нет снега, а раньше был» и подобные вещи.

С ледниками все понятно – они постоянно двигаются. Это составляет особый интерес для специалистов, и они могут что-то сказать про изменения климата, изучая снимки.

А вот изменение количества снега и льда на таких вершинах, как тот же Арарат, может, наверное, и нам указать на то, что климат все-таки меняется.

44.jpg

Как вы с коллегами пережили солнечные вспышки? Они как-то повлияли на вашу работу, самочувствие? Вы видели их визуальные последствия? «Картинка космоса» поменялась из-за этого?

Единственное, что заметили – «искорки» в глазах проскакивали чаще, чем обычно. Ведь в космосе радиацию можно видеть невооруженным глазом. Когда ты засыпаешь, появляются вспышки – желтая, через секунд 20 или 40 (неравномерно), красная. Это ионы тяжелой космической радиации бьются о сетчатку глаза – и ты видишь эту вспышку.

В прошлый полет, во время подобных всплесков солнечной активности мы собирались утром за завтраком с Олегом КОТОВЫМ, Мишей ТЮРИНЫМ, и они спрашивали: «Ну как тебе вчерашняя «дискотека»?». Потому что как только глаза закрываешь, начинают чередоваться «искры» – желтый, зеленый, красный, желтый, зеленый…

А в общем солнечные вспышки никак не повлияли ни на нашу работу, ни на работу аппаратуры. Радиационные датчики мы носим постоянно, поэтому вроде бы доза повышенная, но не критичная. Ученые потом скажут, насколько большой была разница. А работали мы в стандартном графике.

Как в целом ощущается в космосе отсутствие дня и ночи? К этому можно привыкнуть? С кем вы себя сравниваете? С жителями Заполярья, у которых ночь длится полгода?

– Нет, мы себя ни с кем не сравниваем, мы совершенно особые – у нас ночь на орбите длится 45 минут, и день длится 45 минут. И это на самом деле очень здорово! Время на станции установлено по Гринвичу, ориентируемся по наручным часам. Окошко закрыл поплотнее, в спальник забрался – и у тебя ночь. Окошко открыл, свет зажег – и у тебя день.

Можно ли засечь с орбиты метеорит, сгорающий в атмосфере? 11 сентября в небе над Петербургом впервые за долгое время был замечен метеорит, который многим напомнил случай в Челябинске.

– Засечь можно, но станция двигается с большой скоростью, метеорит двигается с другой большой скоростью. И должно очень повезти, чтобы увидеть со станции метеорит. Хотя помню, в прошлом полете я видел метеоритный дождь, который был под станцией, и это было, если честно, немножко неприятное зрелище, потому что понимаешь, что метеориты в этот момент где-то пролетают совсем недалеко.

Работа в открытом космосе. Что вы себе говорите, работая за бортом, чтобы не отвлекаться на мысли о беспощадной безжизненной бездне вокруг?

– Выход в открытый космос так совершенно не воспринимается. Я же «в домике», у меня прекрасный, надежный космический корабль под названием Скафандр, в котором все есть, тепло и уют. А вокруг красота неописуемая: ты видишь станцию со стороны – свой космический дом, ты видишь планету, не прижавшись носом к иллюминатору, а в настоящем 3D, ты крутишь головой по сторонам, если есть немного свободного времени. А в тени ты можешь выключить свои прожекторы и полюбоваться ночным небом. Мы видим гораздо больше звезд, чем это возможно увидеть, находясь на Земле.

Если с поверхности Земли можно увидеть порядка 2-2,5 тысяч звезд невооруженным взглядом, то с нашей высоты около 7-8 тысяч. Небо очень-очень-очень звездное! И как раз во время выхода в открытый космос, когда нет засветки приборов, компьютера, иллюминатора, это очень красиво!

Кому достаётся почётная миссия протирать иллюминаторы? Известно, что они замусориваются снаружи. Откуда там мусор?

- Протирать иллюминаторы действительно приходится, на них накапливается осадок несгоревших частиц от работы двигателей. Ведь станция летает у нас уже очень много лет, и двигатели периодически работают, поэтому есть небольшой осадок на иллюминаторах, который не мешает нам через них смотреть, фотографировать.

Но, к сожалению, если какой-то космонавт проведет во время выхода в открытый космос снаружи пальцем по стеклу иллюминатора, то эти следы остаются, и у нас есть парочка таких иллюминаторов, которые уже очень хочется протереть снаружи, и очень надеюсь, что во время какого-нибудь из ближайших выходов ребята это сделают.

Что вы делаете во время отдыха? Читаете книжки? Играете на планшете?

– Во время отдыха смотрим новости и, конечно, в основном, в 90% свободного времени фотографируем.

Потому что это то, что хочется сохранить себе на память, с другими поделиться, поэтому фотографируем, фотографируем и еще раз фотографируем.

Следите ли вы за космическими новостями, не связанными с МКС? Каким образом новости попадают на орбиту?

– У нас есть служба психологической поддержки, которая отправляет нам на борт фильмы, сериалы, новости, записи спортивных игр, аудиокниги, записи передач с радиостанций – все, что космонавт попросит.

Поэтому смотрю мои любимые фильмы, новости, матчи любимой команды «Спартак», которая выступает так себе в этом сезоне и только расстраивает… но я все равно болею)))

Не так давно завершилась миссия Кассини. Спустя 20 лет после запуска с мыса Канаверал аппарат сгорел в атмосфере Сатурна. Вояджер всё дальше от нас. У вас есть свой любимчик из посланников на дальние рубежи?

– Спутника любимого нет, но я слежу за всеми и считаю, что очень правильно, развивать параллельно и пилотируемую космонавтику, и автоматические станции. Эти направления очень важные, поэтому хочется, чтобы и то, и другое развивалось одинаково успешно.

Почему современные дети меньше мечтают стать космонавтами, чем это было несколько десятилетий назад? Это можно изменить? Если да, – то как и зачем?

– Изменить, наверное, можно. Я считаю, что космонавтика – это все-таки наше будущее. И если мы хотим развиваться дальше, летать дальше, создавать новые технологии, то мы должны заинтересовать этим наших детей.

А заинтересовать их можно интересными проектами, чтобы дети могли сами принять участие в постановках образовательных экспериментов, чтобы они видели, что перед космонавтикой ставятся хорошие, интересные, далеко идущие цели – такие как Лунная база, полет на Марс.

Пусть это будет не скоро, но цель должна уже стоять. Тогда у них будут гореть глаза! Тогда они будут с удовольствием идти в космонавтику. Здесь нужны люди любых специальностей – инженеры, журналисты, врачи, пилоты, биологи… Какой бы путь они для себя не выбрали сейчас, в любом случае они могут найти себя в этой отрасли.

Человечество способно отвлечься от своих земных страстей, перестать тратить ресурсы на противопоставления себя друг другу и направить силы на изучение, колонизацию ближайших к Земле небесных тел?

– Я считаю, что именно так и нужно делать. Подобного рода космические проекты, как Лунная база, полеты к другим планетам могут объединить человечество. И Международная космическая станция показала, что страны могут и должны работать вместе. Такие масштабные проекты одной стране не потянуть, а вместе получится. Поэтому нужно ставить совместные космические задачи, работать вместе и жить дружно.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру».


Разделы, к которым прикреплен документ:
Страны и регионы / Россия
Тематич. разделы / Hавигация, связь, транспорт
Новости
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: https://www.roscosmos.ru/24240/ 19:19:30 19.10 2017   

Версия для печати  
    Анонсы партнеров
    Наши предложения
  Зарегистрироваться и получать новости по e-mail
  Вступление в ГИС-Ассоциацию, информационное обслуживание
  Наши конференции
  Журнал "Управление развитием территории"
  Контакты
    Анонсы партнеров

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.032737016677856 sec, Question: 90