Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Новости/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  














Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

Вестник геодезии и картографии: интервью с генеральным директором Фонда развития геодезического образования и науки Евгением Валентиновичем Семеновым



–Евгений Валентинович, не могли бы Вы рассказать о вашем Фонде? Когда, кем и для чего он был создан?

– Фонд был создан в 2008 году для упрощения работы попечительского совета МИИГАиК. Как вы знаете, в каждом университете есть свой попечительский совет из бывших выпускников, а также людей, которые душой болеют за свое дело. Председатель правления нашего Фонда - летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза, член-корреспондент РАН, президент МИИГАиК Виктор Петрович Савиных. Членами правления являются: генерал-лейтенант, академик Академии военных наук, профессор Валерий Николаевич Филатов, заведующий кафедрой цифровой картографии Дмитрий Максимович Красников, вице-президент РАН Валерий Григорьевич Бондур, заведующий кафедрой информационно-измерительных систем МИИГАиК, профессор Андрей Александрович Майоров и другие известные люди.

– Каковы цели вашего Фонда?

– Начнем с того, что уже в статусе директора в прошлом году я побывал на XL сессии Межгосударственного совета по геодезии, картографии, кадастру и дистанционному зондированию Земли государств – участников СНГ в Ташкенте, участвовал в работе форума, посмотрел на делегатов, послушал их и мне показалось, что есть потребность в конкретной работе нашего Фонда. Пришла идея обмена практиками, предполагающая в формате семинаров демонстрацию представителям государств - участников Межгоссовета успехов, достигнутых в практической деятельности с целью усовершенствования работы. То есть каждый из участников может использовать опыт и знания коллег для продвижения геодезии и картографии у себя в стране.

– Кому принадлежит идея обмена практиками?

– Как мне кажется, идея принадлежит Федору Вячеславовичу Шкурову, советнику директора ФГБУ «Центр геодезии, картографии и ИПД». Идея, действительно, продуктивная. Ведь одно дело приезжать на очередную сессию Межгоссовета с кипами схем и диаграмм и рассказывать коллегам о своих идеях, и совсем другое дело – демонстрировать практические достижения, новые технологии и методы работы. Все это, с учетом оценки результатов, по-моему, гораздо интереснее и продуктивнее. Собрались руководители компаний из состава попечительского совета МИИГАиК, которые приняли решение помогать университету чем возможно, а университет совместно с Фондом в ответ решил помочь этим компаниям выйти на международный уровень, с тем, чтобы они представили свои технологии не только на внутреннем рынке, но и на уровне правительств заинтересованных стран. Формат всех этих мероприятий следующий: первый день ознакомительный, презентационный, второй – демонстрация оборудования, то есть выезд в поле, работа с современными геодезическими приборами, с беспилотниками, объяснение всей технологической цепи полевого сбора данных для выполнения конкретной работы. Дальше полученные данные обрабатываются до утра. Третий день посвящается демонстрации готовых результатов. Люди воочию видят не только конкретную работу с применением новейших технологий, но, что самое важное, результаты работ, качество и характеристики систем. Замечу сразу, интерес довольно высокий. Достаточно сказать, что на XLI сессии Межгоссовета в этом году, проходившей в Душанбе, наши семинары упоминались в пяти докладах выступающих. В частности, руководитель российской делегации - заместитель Министра экономического развития РФ – руководитель Росреестра Виктория Валериевна Абрамченко подчеркнула полезность подобных семинаров. А ректор МИИГАиК Надежда Ростиславовна Камынина в своем докладе отметила, что подобные мероприятия должны проводиться регулярно. С ней согласились и главы делегаций Узбекистана и Кыргызстана. А глава делегации Таджикистана заявил о готовности еще раз принять семинар в ближайшее время в Душанбе.

– Способствует ли деятельность Фонда сближению, совместной работе представителей разных государств?

– Конечно. Ничто так не сближает, как совместная деятельность. Мы делали свою работу, принимающая сторона – свою, члены других делегаций – свою. А получается общее дело, в котором заинтересованы все стороны. А поработав несколько дней на международном научно-практическом семинаре, мы выходим на возможные совместные проекты. Один из таких проектов – открытие филиала МИИГАиК в Ташкенте. Он находится на стадии активной проработки. Это очень серьезный, конкретный проект. Главное – начать, почувствовать потребность коллег, соразмерить масштабы с возможностями, а результаты не заставят себя ждать. Я вижу, что потребность в наших услугах есть. Представители одной из Центрально-Азиатских республик, например, говорят, что одна благотворительная организация предоставила им оборудование, которое вот уже десять лет пылится на складе нераспакованное, потому что вся инструкция – сплошные иероглифы. Просят прислать квалифицированных специалистов, которые научат их пользоваться аппаратурой. Готовы заплатить, лишь бы задействовать простаивающее оборудование. Надо заметить, страны азиатского региона развиваются очень стремительно. Поразительно, но в Узбекистане за год строят целый город. Ехали как-то по дороге на полигон, и нам рассказали, что город, по которому мы едем, вместе с домами, шикарными магазинами, поликлиниками, школами год назад представлял собой пустыню. Естественно, что потребность в современных технологиях высокая, поэтому и наши практики очень нужны, чтобы людям не тратить время на решение возникающих проблем, пробы и ошибки, а получать готовый проект.

– Обмен практиками происходит в основном на семинарах? Или есть еще другие формы обмена?

– Пока это происходит на семинарах. Приезжают представители компаний и демонстрируют не только свою конкретную работу, но и результаты этой работы, что весьма эффективно для внедрения опыта в других государствах. Демонстрация проводится с использованием технологий, задействованных в тех или иных проектах. Кроме всего прочего, наша цель заключается в том, чтобы вся предоставляемая нами информация показывала экономические преимущества наших технологий перед зарубежными аналогами. Чтобы потенциальные партнеры не просто видели, какие у нас замечательные программы и машины, но и насколько выгоднее их использование, в отличие от аналогичных. Некоторые наши партнеры заявляют, дескать, вот мы взяли у вас оборудование, съездили, попробовали, но пока никакой выгоды не видать. Я им отвечаю: извините, господа, за два дня вы не увидите никакого эффекта, надо подождать.

– А где был последний семинар?

– Самый последний проходил в сентябре в Улан-Баторе. Мы ехали туда удивлять монгольских коллег, хвастаться своими достижениями. Но когда прибыли туда, то увидели, что мы сами многому можем у них поучиться. Причем все то, что мы показывали, рассказывали, воспринималось с большим интересом. Потом одна из принимающих компаний пригласила нас к себе в гости и продемонстрировала ресурсы, с которыми она работает, с техническим и программным обеспечением. Теперь пришло время удивляться нам. Так тоже бывает. Вот почему и необходим обмен лучшими практиками.

– Разве у монгольских коллег есть свои технологические разработки?

– Своих каких-то супертехнологий у них нет. Зато есть богатый опыт использования чужих технологических достижений. В этом тоже есть здравый смысл. Весь вопрос в задачах, которые ставятся государством. В Монголии предпочитают использовать чужие наработки и весьма преуспели в этом деле. К слову, компания Monmap, которая нас пригласила к себе, стала использовать беспилотники в картографических целях с 2011 года, то есть раньше, чем мы. Купили в Новой Зеландии летательный аппарат, еще один приобрели в Швейцарии, успешно эксплуатировали их. Мы, конечно же, показали им свои образцы.

– Чем, на Ваш взгляд, объясняется то, что наши соседи стали использовать передовые технологии раньше нас?

– Думаю, бывшие наши республики и государства бывшего социалистического блока объединяет одна общая тенденция. Когда распался Советский Союз и исчезла возможность работать в прежнем формате, республики, получившие независимость, стали искать сотрудничество с государствами, обладающими высокими технологиями. Все они чувствуют себя гораздо увереннее, являясь хозяевами своих ресурсов. И партнеров выбирают в соответствии с внутренними потребностями.

– Не секрет, что почти все наши братья по соцлагерю качнулись в сторону Запада и теперь относятся к России с некоторым предубеждением. Не сыграл ли этот фактор свою роль в выборе партнеров?

– Предубеждение, конечно, есть. Но оно следующего характера: все наши бывшие республики и страны соцлагеря больше не хотят, чтобы Россия разговаривала с ними с позиции старшего брата. Объясняется это не столько ущемлением прав, а скорее тем, что Россия не помогает им больше. Все требуют сотрудничества на равных правах. И это, надо признать, справедливо. У наших же некоторых чиновников все еще преобладает инерция мышления. Приезжая в гости к соседям и выражая им искреннее уважение, ты вправе ожидать от них такого же отношения, и это нормально.

– Скажите, но при двух равных технологиях – российской и американской – в какую сторону склоняется выбор наших соседей? Нет ли политического подтекста в данном выборе?

– Если говорить о коммерческих организациях, то никакого политического подтекста в их выборе нет. Компания Monmap, которую я упоминал выше, работает на американских технологиях. Но ее представители с большим интересом отнеслись к нашим разработкам. Мы снимали часть Улан-Батора, обработали данные, оставили им материалы и теперь ждем, когда они со своей стороны подвергнут обработке наши материалы на американских программах.

Каждый раз, общаясь с потенциальными партнерами, мы настаиваем на том, чтобы они сравнили наши материалы с теми, которые они получат после обработки на других программных продуктах. Какое качество, сколько времени ушло на обработку, каковы программные и технологические требования для обработки такого количества данных, какова стоимость этих программ – прикинув все это, они решат, чьей технологией выгоднее и удобнее пользоваться. А мы пока подождем.

Прошедшим летом была еще одна интересная встреча: в Россию приезжал начальник разведки Королевских военно-воздушных сил Таиланда Пибуун Ворраванпреша. Подобного официального визита в нашу страну не было последние 15 лет. Официальная встреча проходила в Генштабе, после чего я организовал мини-семинар для всей делегации. Три наши компании, которые обычно представляют за рубежом свою продукцию, показали технологии по аэрофотосъемкам, обработке отснятых материалов и загрузке данных в геоинформационную систему. Позже, когда мы общались в неформальной обстановке, гости заявили нам, что весьма рады тому, что Россия выбирается из технологического провала и тайская сторона заинтересована в наших технологических решениях. Западные предложения их не устраивают по ряду причин. И дело не только в цене. Ведь не секрет, что и американцы, и китайцы выстраивают систему «подсаживания на иглу», когда технологии данных производителей не позволяют замену на аналоги других производителей, программами не поддерживаются другие форматы. Обслуживание таких программ обходится очень дорого. Вроде как приобрел за бесценок, а обновление и обслуживание влетает в копеечку. А если ты все-таки поступаешь по-своему, то тебя просто выключают - и все.

– В чем разница между нашими и западными технологиями?

– Прежде всего, в универсальности. Речь идет, конечно же, об информационных системах, в которых оперируют готовыми данными. То есть это аналитика, расчеты и т.д. Те программы, о которых мы рассказываем на семинарах, кроме того, что функционально ничем не отличаются от западных аналогов, они еще и дешевле. Это продукция, прежде всего, КБ «Панорама». Еще до санкционного давления на Россию было принято решение о переходе на отечественные геоинформационные системы. Наконец-то все поняли, что в некоторых областях нельзя пользоваться зарубежными технологиями, нужно развивать собственные, воспитывать своих специалистов. За последние четыре года был совершен технологический рывок в геоинформатике. В частности, продукция КБ «Панорама» на основе web-технологий ничем не уступает западным, а в чем-то и превосходит их. Сегодня они просто еле справляются с обработкой заказов на свою продукцию.

– Универсальность технологий, конечно, очень важна. Но ведь, кроме этого, следует учитывать и экономическую выгоду.

– Говоря о преимуществах российского ПО на семинарах, я стараюсь подчеркнуть, что, во-первых, устанавливая наш продукт, вы можете быть абсолютно уверены в том, что доступа к обрабатываемым данным не будет ни у кого, кроме вас. Это подтверждается документально, подтвердить могут и специалисты. Во-вторых, использование продукта бессрочно. Таиландцы, интересуясь ценой, пытались выяснить сроки пользования, и, когда получили ответ – бессрочно, они были очень удивлены.

– В МИИГАиК, как известно, готовят высококлассных специалистов. Насколько, на ваш взгляд, взаимосвязана динамика развития рынка геоинформационных технологий с образованием и наукой?

– Связь прямая. Все компании, занимающиеся геоинформационными технологиями, которые мы представляем за рубежом, очень тесно связаны с университетом. Большинство работников этих компаний – выпускники МИИГАиК. Все их программные продукты включены в учебную программу. То есть студенты постигают азы геоинформатики именно с помощью этих программ. А на практике используются наши беспилотники. И практику студенты проходят в упомянутых организациях.

– Востребованы ли услуги выпускников МИИГАиК?

– Разумеется. Могу привести пример. В Таджикистане, где весьма невысокий уровень жизни, геодезисты – выпускники МИИГАиК получают 1500–2000 долларов. Их знания и опыт очень ценятся, и они востребованы.

– Каковы планы Фонда на ближайшее время?

– План нашей работы на ближайшее полугодие сейчас согласовывается с Росреестром, Роскартографией и Военно-топографическим управлением. В ноябре запланировано мероприятие в Казахстане. Думаю, что там состоится стандартный научно-практический семинар. На примере семинара, проведенного в Кыргызстане, мы подумываем немного изменять формат. Хотим, чтобы научно-практический семинар стал еще и образовательным. Работаем над тем, чтобы участники семинара, специалисты республики, по итогам получали удостоверения государственного образца (МИИГАиК), подтверждающие повышение квалификации. Это очень важно. Уже 55 человек из семи или восьми государственных организаций Кыргызстана получили такие удостоверения. Так как МИИГАиК имеет статус базовой организации СНГ по подготовке и переподготовке специалистов, эти удостоверения весьма высоко котируются не только в республике, но и за ее пределами.

В рамках подготовки нашего семинара в Казахстане ведется согласование формата и программы предстоящего мероприятия с председателем комитета при Министерстве цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан Омаш Сергазы Багдатовичем.

В конце февраля мы планируем поездку в Анголу. Президент Анголы Жоау Лоуренсу дал поручение начальнику Генерального штаба организовать семинар.

В марте планируем ехать в Таджикистан, в апреле - в Армению. Из Еревана уже получено письменное согласие от председателя комитета. В мае хотим сделать семинар в Сербии. Июнь – это Эфиопия. Кстати, на прошлой неделе посол Эфиопии встречался с Виктором Петровичем Савиных. Ему было передано письмо на имя премьер-министра Эфиопии с предложением об организации нашего мероприятия. И наконец, в июле – Республика Беларусь. В общем, планов много, будем воплощать их в жизнь.

– Скажите, а чем еще, кроме продвижения отечественных технологий и обмена практиками, занимается Фонд?

– Разве этого мало? (Смеется.) А если серьезно, то два года назад лично я участвовал в экспедиции МИИГАиК по обследованию безымянных необитаемых островов Малой Курильской гряды, которые являются предметом живого интереса японцев. Мы с Сергеем Юрчуком, моим заместителем, выполнили аэрофотосъемку этих островов, построили 3D-модель, а на базе наших данных были произведены картматериалы масштаба 1:5000, чего не делалось никогда. Нам повезло с погодой. Подходящие условия для таких операций на этих островах бывают всего несколько дней в году. Но мы все успели сделать, сдали работу.

– Эта экспедиция была как-то связана с активностью японцев, которые претендуют на часть островов Курильской гряды?

– Нет, это была плановая экспедиция. Попытки произвести съемку этих островов были несколько лет, но безуспешно. Технологии, с помощью которых получались эти данные, без ложной скромности, самые что ни на есть инновационные. Как материалы эти данные нужны только узким специалистам для решения конкретных задач. С другой стороны, информацию об этих территориях можно получить в интернете. Любой пользователь может открыть компьютер и посмотреть 3D-изображения островов. А на прошлой неделе наши коллеги работали в Пальмире.

– Вы тоже ездили в Сирию?

– Увы, в это время я находился в Улан-Баторе. Я только принимал участие в организации экспедиции. Заместитель директора Института истории материальной культуры (ИИМК РАН) Наталья Федоровна Соловьева обратилась ко мне с вопросом, будем ли мы участвовать в экспедиции. Я ответил, что будем. Для съемок Пальмиры требовались специально подготовленные беспилотные аппараты (БПЛА). Там довольно специфический ландшафт, и практически вся территория Сирийской Арабской Республики закрыта средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ) для использования воздушного пространства обычными беспилотниками. Разработка, подготовка и комплектация БПЛА для аэрофотосъемки объектов Пальмиры проходили под нашим с Сергеем Юрчуком контролем. Кроме того, совместно с кафедрой прикладной геодезии университета были изготовлены специальные грунтовые реперы для закладки базиса, на которых написано: «МИИГАиК-ИИМК-Пальмира-2019».

Компания «ФИНКО» из Ижевска обеспечила экспедицию необходимыми летательными аппаратами «Суперкам», именно ее специалисты выполнили всю аэрофотосъемочную и геодезическую работу. Это одна из российских компаний, которую мы приглашаем на семинары во все страны. У них прекрасные беспилотники, один из которых в свое время пролетел над Эверестом и выполнил аэрофотосъемку, за что вошел в Книгу рекордов Гиннесса. Производительность беспилотников «Суперкам» и качество выполняемых снимков настолько высоки, а экономическая выгода настолько очевидна, что они реально конкурируют с пилотируемой авиацией.

В прошлом году мы работали по директиве начальника Генерального Штаба, создавали трехмерные модели полигонов перед военными учениями. Один из полигонов составлял 600 квадратных километров. Так вот, один расчет с двумя беспилотниками «Суперкам-350» отработал эту территорию всего за один день. Что касается Пальмиры, то на примере этих материалов можно будет показывать, как наши технологии можно и нужно использовать при восстановлении других территорий, где живут люди.

– Как вы считаете, в каких технологиях Россия конкурентоспособна?

– Оптика наша пока неконкурентоспособна, микроэлектроника – тоже. Мы сильны в первую очередь в технологических решениях, в умении все правильно скомпоновать, организовать и запустить. Полетом беспилотника и получением с него фото или видеоданных сегодня никого не удивишь, а вот проанализировать, выдать готовый продукт – наше дело. В прошлом году мы делали трехмерные модели старой Москвы для сериала «Борис Годунов». И для снимающегося сейчас фильма Никиты Михалкова «Союз спасения» – про движение декабристов – мы готовили трехмерную модель всех зданий Сенатской площади – Адмиралтейства, Исаакиевского собора, Сената, Синода и т.д. Причем в самом лучшем качестве, именно для киноиндустрии. Это и есть отечественный программный продукт современных технологий, которые сегодня являются лучшими в мире. Кстати, последний блокбастер «Безумный Макс» тоже снят с помощью отечественных современных технологий.

– Расскажите немного о себе.

– Находясь в Душанбе, я говорю, что родился в Таджикистане, и это так и есть. Когда я в Иркутске – говорю, что родился в Иркутске, потому что так у меня написано в паспорте. Дело в том, что отец служил в Сибири, а мама поехала к своей маме в Таджикистан, там родила меня и вернулась вместе со мной в Иркутск. Тот, кто воспитывался в семье военных, знает, какая у них обширная география проживания. Бывало, за один учебный год я менял три школы. Наверное, с тех пор у меня осталась страсть к переездам, путешествиям и общению с людьми. После школы я поступил в Ленинградское военно-топографическое училище. Заканчивал службу в Главном оперативном управлении Генерального штаба.

Затем был период, когда я чередовал коммерческую деятельность с общественно-политической, в том числе в партии «Единая Россия». Четыре года проработал директором некоммерческого партнерства «Объединение профессионалов топографической службы», которое создавалось для того, чтобы оперативно решать все отраслевые вопросы, помогать частным компаниям. Были серьезные успехи. Как-то мы опубликовали на сайте письмо Президенту России В.В.Путину, которое касалось ситуации в отрасли, и меня вызвали в администрацию Президента. Познакомились с тем, кто курирует геоинформационную деятельность, поговорили, после чего был приостановлен готовый к принятию закон о геодезии и картографии, который подразумевал учреждение института инженеров-геодезистов типа кадастровых инженеров, что, по мнению профессионального сообщества, дискредитировало и отрасль, и образование. Тогда кадастровым инженером мог стать любой человек без специального образования, ответив на 60 или 70 тестовых вопросов. Получив сертификат, он мог выполнять любую работу. Такой же институт хотели организовать для геодезистов и картографов. Ополчилась вся отрасль, а администрация Президента поддержала нас, и закон был приостановлен.

Еще раз нас поддержали до начала санкционной политики в отношении России – я говорил об этом – когда была запущена программа по переходу на отечественные геоинформационные системы. Мы рассказали о том, что американскую геоинформационную систему хотят внедрить в Генеральном Штабе на уровне тактического звена. Тогда созвали военных чиновников, которые отвечали за это, и прикрыли все это дело. После этого начались санкции, отключение обслуживания программ у наших госкорпораций. Но это уже другая история. Главное, что был запущен процесс перехода, не сразу конечно, но он идет до сих пор и набирает обороты.

– Евгений Валентинович, спасибо за интервью! Желаю возглавляемому Вами Фонду и лично Вам успешной реализации всего запланированного и новых интересных и полезных для отрасли и для государства проектов!


См. также:
Каталог Организаций:
   - Вестник геодезии и картографии

Разделы, к которым прикреплен документ:
Страны и регионы / Россия / Центральный ФО / г. Москва
Страны и регионы / Россия
Тематич. разделы / Картография, ГИС
Тематич. разделы / Геодезия
Новости
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: https://cgkipd.ru/press-office/vestnik/vestnik_2019/intervyu-s-evgeniem-semenovim/ 11:54:58 01.11 2019   

Версия для печати  
    Анонсы партнеров
    Наши предложения
  Зарегистрироваться и получать новости по e-mail
  Вступление в ГИС-Ассоциацию, информационное обслуживание
  Наши конференции
  Журнал "Управление развитием территории"
  Контакты

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.022073984146118 sec, Question: 96