Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Новости/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  











Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

СПб ведомости: от астролябии до ландкарты. Российская картография отмечает 300-летие

На сайте "Spbvedomosti.ru" опубликовано интервью В. Юшковского с А. Богдановым, президентом Санкт-Петербургской ассоциации геодезии и картографии "От астролябии до ландкарты. Российская картография отмечает 300-летие". Полностью с материалом можно ознакомиться по ссылке.

— Анатолий Станиславович, картографирование началось в петровскую пору?
— Оно зародилось в России именно тогда, хотя работы по измерению и описанию земель, связанные с государственной деятельностью, велись и раньше. Царь-плотник боролся за выход нашей страны к северным морям, создавал военно-морской флот, проводил административные реформы и устанавливал новые границы империи. А без точных карт совершать эти преобразования, рассчитывая на успех, нечего было и думать.

Генеральный регламент, который Петр I подписал 28 февраля 1720 г., увязывал государственное управление с необходимостью составления географических карт, называвшихся ландкартами. Для их изготовления, согласно вышедшему в том же году указу Сената, в разные губернии были отправлены 30 молодых людей, слушателей Морской академии, «достаточно обученных геодезии и геометрии».

Так впервые в России начались работы по систематической государственной съемке. Выполнялись они с помощью специальных приборов и снаряжения по инструкции, которую составили государь и шотландец профессор Генри Фарварсон (Андрей Данилович), преподававший в этой академии. Съемки местностей, проводившиеся почти 20 лет, охватили более 200 уездов из 285 и опирались на геометрическую сеть, построенную путем измерений, угловых насечек и наблюдения широты. А масштаб выбирали так, чтобы карта уезда укладывалась на одном листе, который включали потом в единый атлас.

— Геодезические приборы использовали и при строительстве Петербурга?
— Да, немалая коллекция таких инструментов петровских времен хранится в Эрмитаже. Это угломеры-квадранты и астролябии, необходимые для измерений земных и небесных углов, средства для замера длины линий. На их основе был составлен и первый генплан столицы Российской империи. Разные его варианты готовили француз Жан-Батист Леблон и итальянец Доменико Трезини. Проект второго зодчего, предлагавшего разместить центр города на Васильевском острове, повернув его к Балтике, Петру I больше понравился, и в 1716 г. эти замыслы были утверждены.

В 1728 г. под руководством генерала Федора Шуберта, первого руководителя Корпуса военных топографов, был вычерчен «Подробный план столичного города С.-Петербурга», копия которого висит у меня в кабинете. Он оказался настолько хорош, что лег в основу, с некоторыми изменениями, последующих планов города, создававшихся на протяжении ста с лишним лет. И опиравшихся на точные геодезические измерения.

— Какие именно?
— Геодезист определяет пространственные характеристики объекта, а методы, которыми он пользуется, связаны не только с параметрами вращения Земли и гравитационного поля, но и с такими науками, как астрономия, физика, геология. На деле это происходит так: установив угломерный прибор (скажем, теодолит), специалист берет направление, откладывает относительно исходных точек углы, замеряет расстояние до объекта и получает его координаты.

Такие измерения применяются в инженерных изысканиях, строительстве и землеустройстве, при составлении кадастровых планов, в геологоразведке и горном деле. При этом точкой отсчета координат в России стал центр круглого зала Пулковской обсерватории, а нулевым пунктом для определения абсолютных высот и уровня воды на Балтике служит черта «нормального нуля». То есть Кронштадтский футшток, один из старейших в мире, - исходный пункт всей отечественной нивелирной системы.

— Как он выглядит?
— Это погруженная в воду чугунная линейка с мерными делениями, которая укреплена на Синем мосту, переброшенном через Обводный кронштадтский канал. Футшточная служба действовала в Кронштадте еще при Петре I, а нуль-пункт определили благодаря многолетним наблюдениям за уровнем воды в море. Ученый-гидрограф Михаил Рейнеке в 1840 г. нанес на устой этого моста черту среднего уровня Финского залива и относительно нее поправил положение нуля футшточной линейки.

Почему эту планку не установили в Петербурге? Берега Невы и другие части материковой России застраивались, а на острове Котлин, где все устоялось, проводить подобные работы ничего не мешало...

«Родственники» геологов
Между тем потребность в таких измерениях возрастала. Развитию этого дела способствовало созданное в 1845 г. Императорское Русское географическое общество, три из 17 членов-учредителей которого были выдающимися деятелями геодезии и картографии: Василий Струве, Федор Берг и Михаил Вронченко. Впрочем, и другие специалисты, внесшие вклад в становление этих отраслей, имели отношение к Петербургу.

— Измерения на местности нужны были для разработки генплана?
— Не только. Они проводились перед строительством, при проектировании зданий и улиц и во время их сооружения, позволяя убедиться, что работы идут в соответствии с заложенными в проекте данными. Да и позже, чтобы понимать, что происходит с готовыми зданиями: нет ли усадки, могут ли появиться на них трещины?

Любой объект не обходится без съемки, характеризующей его координатное положение и окружающую обстановку, и поныне. Она необходима в том числе для прокладки инженерных сетей и занесения их в кадастровый перечень с указанием координат участка, глубины залегания и т. д. А значит, геодезию многое роднит с инженерной геологией. Ведь особенности грунта всегда нужно было учитывать, затевая строительство, тем более на болотистых петербургских землях.

Инженерные изыскания, включающие гидрометеорологические и экологические исследования, играют огромную роль и сегодня. Потому-то они и называются комплексными...

— Когда появилась ваша ассоциация?
— В Ленинграде существовало отделение Всесоюзного астрономо-геодезического общества (ЛОВАГО), созданного в 1934 г. А до этого в доме профессора Василия Витковского, исполнявшего некогда должность начальника академии Генштаба, в Лесном районе Петроградской стороны, действовал топографо-геодезический кружок, организованный его учениками. Имя этого ученого, добавлю, по инициативе петербургских геодезистов в 2006 г. было увековечено в названии одной из улиц Выборгского района.

Деятельность ЛОВАГО со временем стала угасать. И на исходе советской поры в Ленинграде возникло Северо-Западное отделение Всероссийского общества геодезии, аэрокосмических съемок и картографии. Но прожило оно недолго: когда не стало страны и такие организации стали распадаться, вместо него появилось Санкт-Петербургское общество геодезии и картографии, превратившееся потом в ассоциацию.

— Почему оно было преобразовано?
— Организации, помогавшие нам проводить экспедиции, исследования, семинары и издавать с 2006 г. журнал «Изыскательский вестник», не могли вступить в общество из-за юридических ограничений в его уставе. А нынешняя форма объединения позволяет им это сделать: кроме 46 физических лиц в нашу ассоциацию входят сегодня 18 предприятий («Аэрогеодезия», «Геодезические приборы», «Геодезия СПб» и др.), проектных и саморегулируемых организаций (СРО).

— А учебные заведения?
— Санкт-Петербургский техникум геодезии и картографии, влившийся в Горный университет, в будущем году мог бы отметить 100-летие, но прекратил свое существование: последние группы учащихся он выпустил в позапрошлом учебном году. Думаю, последствия этого наш город и Ленобласть скоро ощутят: проводить полевые геодезические работы, заменив ветеранов отрасли, будет некому. Геодезисты и картографы, получившие высшее образование, идти в «поле» не спешат. Но хорошо уже то, что поддерживать престиж нашей профессии помогают работы, имеющие отношение, скажем, к Дуге Струве.

— Наша газета о ней писала, но напомним читателю, о чем речь...
— Это громадная сеть геодезических треугольников, включавшая 265 основных пунктов и протянувшаяся более чем на 3 тысячи километров вдоль 25-градусного меридиана, от норвежского города Гаммерфест до местечка Старо-Некрасовка в дельте Дуная. Она пересекала Прибалтику, Белоруссию и другие территории, входившие в Российскую империю, а также Финляндию и север Скандинавского полуострова.

Геодезическая сеть строилась и измерялась почти сорок лет, до 1855 г., под руководством академика Струве, возглавлявшего Пулковскую обсерваторию (измеренную дугу меридиана длиной 2820 км стали называть его именем). Это был своего рода гигантский геодезический прибор, предназначавшийся для вычисления параметров Земли, ее размера и формы.

Две гогландские точки
Такого рода данные необходимы и сегодня для создания топографических карт, наладки навигационных приборов, точного определения границ земельных участков и т. д. Две из 34 сохранившихся точек исторической дуги, находящиеся на острове Гогланд, где в годы Великой Отечественной войны велись ожесточенные бои, 26 лет назад обнаружили петербуржцы, члены нашего общества, обратившись к трудам Струве: «Пункт Мякипяллюс» и «Точка Z». Других звеньев этой цепи, прослужившей больше ста лет, на территории современной России сегодня не существует.

— Таких экспедиций у вас было немало?
— Почему было? Работу по сохранению этих памятников всемирного наследия, привлекая разные государственные службы, мы ведем и поныне. Так, охранные зоны вокруг них в 2019 г. узаконил после наших обращений Росреестр. А в ходе новой экспедиции на Гогланд, которую намечаем провести в этом году, предстоит отыскать еще несколько точек дуги, установив там опознавательные знаки. Ведь удалось же найти на территории Белоруссии при нашем содействии один из главных объектов дуги, астрономо-геодезический пункт «Белин».

И это не единственный международный проект, в котором мы принимали участие. Побывав на 9-м заседании Международного комитета по управлению Дугой Струве, которое должно пройти нынче в норвежском городе Алта (предыдущая такая встреча состоялась два года назад в Петербурге), мы попробуем договориться с норвежцами о совместной экспедиции на Шпицберген. Зачем? Чтобы, посетив имеющиеся там пункты, описать их и обозначить на нашей интерактивной карте дуги.

— А что можно сказать о другом вашем проекте, «ГЕО-Петербург»?
— В историческом центре города члены нашего общества вместе со студентами выявляли нивелирные знаки (чугунные марки), сохранившиеся на старых постройках. Это остатки городской высотной основы 1872 - 1877 гг., одной из первых в России, служившей геодезистам, которая не утратила, кстати, своего назначения.

«Осколок» Саблинской сети
Обнаруженные в ходе многолетних поисков 72 марки и 18 высечек вошли в каталог таких меток, который был направлен в КГИОП, чтобы включить их в число охраняемых объектов. Хотя и после этого два-три знака, ценное историческое наследие, исчезли. Чтобы привлечь к ним больше внимание, мы собираемся подготовить такую же, как по Дуге Струве, интерактивную карту и выложить ее на создаваемом портале «Петербург геодезический».

— Но это не все ваши планы, верно?
— По инициативе ассоциации и СРО кадастровых инженеров в Петербурге создается памятный знак, посвященный 300-летию российской картографии и 100-летию Петроградского полевого округа, ныне «Аэрогеодезия» (подразделение Роскартографии, отвечающее за выполнение национальных программ в этой сфере на Северо-Западе). Он появится в сквере на Бухарестской улице, где находится это госпредприятие (автор проекта - скульптор Сергей Прелат), Правда, не в этом году, а в следующем.

Мы также готовы запустить новый просветительский проект «Градусные измерения планеты Земля» и присоединиться к работе по созданию музея геодезических приборов на базе Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского, где имеется их большая коллекция, или на другой площадке. Не оставим без внимания также памятники геодезии национального значения, к сохранению которых мы были причастны: Малый базис Струве на территории Пулковской обсерватории и единственный уцелевший геодезический пункт (в районе Киевского шоссе) Саблинской базисной сети.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 054 (6652) от 26.03.2020 под заголовком «От астролябии до ландкарты».


Разделы, к которым прикреплен документ:
Новости
Данные
Организации
Тематич. разделы / Геодезия
Тематич. разделы / Картография, ГИС
Страны и регионы / Россия / Северо-Западный ФО / г. Санкт-Петербург
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: https://spbvedomosti.ru/news/country_and_world/ot-astrolyabii-do-landkarty-rossiyskaya-kartografiya-otmechaet-300-letie/ 10:24:20 27.03 2020   

Версия для печати  
    Анонсы партнеров

    Наши предложения
  Зарегистрироваться и получать новости по e-mail
  Вступление в ГИС-Ассоциацию, информационное обслуживание
  Наши конференции
  Журнал "Управление развитием территории"
  Контакты

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.012221097946167 sec, Question: 93