Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Новости/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  














Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

Н. Тестоедов (ОАО «ИСС»): «удаленность от Москвы заставляет нас сумасшедше «включать» голову»

На портале zato26.org, опубликовано интервью Е.Глазуновой с Н. Тестоедовым, главы «Информационных спутниковых систем»: Николай Тестоедов - «Удаленность от Москвы заставляет нас сумасшедше «включать» голову». Полностью материал доступен по ссылке.

— Николай Алексеевич, довольно долго вас не было на страницах городской прессы, поэтому предлагаю начать с просветительского вопроса. Что представляет собой сегодня ваша корпорация, какие предприятия в нее входят, как между ними распределяются задачи?

— В соответствии с указом президента от 2006 года на базе ИСС к концу 2009-го была создана корпорация, объединяющая несколько предприятий. В нее вошли железно-горские «НПО ПМ - Малое КБ», «НПО ПМ - Развитие», «ИТЦ - НПО ПМ» и «Сибпромпроект» (бывший ВСФИ), томский НПЦ «Полюс», омский «Сибирские приборы и системы», московское НПП «Геофизика-Космос», ростовская компания «Квант». Наша небольшая корпорация строится по схеме акционерного управления, когда все сто процентов акций переданы нам в управление, а наши акции, соответственно, находятся в ведении России через Госкомимущество. Таким образом, мы, не занимаясь оперативным управлением, тем не менее координируем стратегические направления участников корпорации и управляем ими через Совет директоров, назначаем исполнительных директоров этих компаний.

— Объединение девяти предприятий оправдало себя?

— Несомненное преимущество есть. Было время, когда военно-промышленный комплекс жил скудно, каждый выживал, как мог. На тех предприятиях, что я перечислил, возникла мощная диверсификация производства, не связанная с космосом. Нам было очень важно восстановить космическую составляющую, в первую очередь - на нашем предприятии. И это получилось. А во вторую очередь - мы привели в корпорации к единообразию системы финансовые - и экономического учета, и бухгалтерского, появилась единая стратегическая программа технического перевооружения. И мы считаем, что ИСС является мощным локомотивом для остальных участников корпорации.

— И в части международного сотрудничества тоже?

— Некоторые предприятия корпорации имеют хорошие выходы на международные рынки. И бренд ИСС играет здесь не последнюю роль – для зарубежных фирм это хорошая гарантия. Первый международный договор датируется 1995 годом, это Михаил Федорович Решетнев подписал контракт на поставку спутника связи с европейским агентством ЕВТЕЛСАТ. Аппарат мы успешно запустили в 2000 году, он работает до сих пор (более долгий срок, чем было запланировано по контракту). После этого - достаточно большой перерыв, четыре года назад мы получили заказ на изготовление спутника «АМОС-5» для Израиля, ежегодно подписывали контракты на космические аппараты для Индонезии, Украины, в этом году - для Казахстана. Полученные заказы -это не какая-то свалившаяся с неба удача, а наша агрессивная политика на рынке (в лучшем смысле этого слова). 10 лет назад российское космическое агентство выделило средства, чтобы мы смогли разработать платформы, обслуживающие системы спутников - новые, с современными нагрузками. И мы создали и представили мировому сообществу «Экспресс-1000» - базовую платформу для спутников весом до двух тонн с энергетикой до шести киловатт. Это новый продукт, аналогов в России нет. И, кроме этого, ИСС также разработало платформу «Экспресс-2000», она рассчитана на мощность спутника до 14 киловатт. Разработка систем на средства Роскосмоса позволила нашему предприятию предложить на рынке продукт, который оказался востребованным.

— Сколько спутников вы делаете в год - или это секретная информация?

— В 2011 году мы изготовим 21 спутник, из них один зарубежный. Ну, а как вы знаете, или должны знать, 75 процентов российской орбитальной группировки - спутники ИСС военного и двойного назначения. В нас уживаются все виды заказчиков.

— Прочитала в Интернете, что за 50 лет железногорская «звездная» фирма изготовила полторы тысячи спутников. Цифра впечатляет!

— Поправлю Интернет. 4 мая этого года мы запустили с космодрома «Плесецк» 1200-й аппарат. Были отдельные спутники, а были целые системы, которые мы разрабатывали. Вот, к примеру, взять ГЛОНАСС – это одна из сорока систем, в создании которых мы принимаем участие. 1200 спутников и 40 систем – неплохой итог для предприятия на современном отрезке времени.

— На конкурентов есть время оглядываться?

— Не хотелось, чтобы это было воспринято как излишнее самомнение… Но! ИСС отвечает в Роскосмосе за направление телекоммуникации, навигации и геодезии. Мы не делаем фотоспутники, мы не делаем радиолокацию, мы не делаем аппараты для научных целей – в свое время министерство все распределило по разным головным компаниям, чтобы не было ненужной конкуренции. Так вот, сегодня ГЛОНАСС, кроме нас, никто не делает в России, телекоммуникационные спутники – мы и еще одна-две компании (не буду их называть, потому что там были не самые удачные попытки их изготовить). По нашей оценке и мнению западных партнеров, в России фирмы по изготовлению телекоммуникационных спутников, равной нам, нет. Поэтому на международные тендеры от нашей страны мы идем практически одни.

— ...где не только выигрываете, но и предлагаете – мы готовы обучить и ваших специалистов, как управлять спутниками, я так понимаю?

— Когда мы начинали делать спутники, то российским партнерам обычно требовалась лишь техническая документация на спутники. Настолько они продвинутые. Но в последнее время мы заключаем контракты с небольшими компаниями, например, с индонезийской – они не имеют большого флота спутников и, соответственно, опыта управления ими. Поэтому они запросили не просто передачу документации или какое-то кратковременное обучение, но и интернатуру - несколько сотрудников проходили у нас очное обучение, как управлять спутниками, какие действия предпринимать в момент возможных отклонений. Несколько индонезийских семей жили в Железногорске полтора года, специалисты работали у нас, дети ходили в детский садик… Недавно интернатура закончилась, индонезийцы получили дипломы. Мы считаем этот опыт удачным и сегодня предлагаем его казахской стороне. Напомню, что в июле этого года мы подписали контракт на поставку спутника «KazSat-3».

— Говоря о международном сотрудничестве, держим в уме - ИСС расположено не в столичном регионе, в Сибири. Сколько от этого минусов и есть ли плюсы?

— Есть абсолютные преимущества - социальные преференции, кадровая политика, возможности для молодых, перспективы научного и профессионального роста. Но все-таки отдаленность от Москвы заставила нас, как это ни парадоксально, стать крепче. Когда еще молодым инженером я объезжал ракето- и спутникоиспытательные площадки страны, то всегда поражался: насколько много средств они могут получать, находясь вдали! У них были лучшие стенды, лучшие датчики, мы этому завидовали. Но именно отсутствие больших возможностей заставляло нас в сумасшедшем темпе «включать» голову. И там, где московские и санкт-петербургские фирмы могли позволить себе купить современные системы информации, мы их комплектовали и делали сами. В конечном итоге у нас это трансформировалось в высочайший уровень квалификации. Я всегда удивлялся - как так? У них такие возможности аппаратурные и такие слабые мозги?..

И второе. Так как Железногорск далеко от Москвы и мы не можем на каждое испытание ездить в столицу или Санкт-Петербург, мы у себя создали полностью замкнутую экспериментальную базу. Это огромное преимущество, потому что за последние годы испытания «раздевали» предприятия по срокам и средствам. Так что сегодня отдаленность ИСС сделала фирму более конкурентоспособной.

— Совсем как по традиционной русской традиции - вопреки. Кстати, предприятие больше ориентируется на западные подходы к работе или превалирует отечественный менеджмент?

— Совмещаем эти два подхода. И это не кокетство. ИСС не может уйти от российских стандартов и регламентов, но 15-летний опыт работы с западными компаниями требует западных подходов. Мы сегодня счастливые люди, потому что, не потеряв советской, а потом российской системы качества, абсолютно точно соответствуем европейским требованиям качества и организации производства. Недавно, в начале сентября, на коллегии Роскосмоса мы представили новые предложения по улучшению качества продукции -условно говоря, на каждом из десяти этапов производства будут контролер и еще эксперт. Такая модель с участием экспертов буквально вгрызается внутрь проекта и исследует все возможные ошибки.

— После срыва нескольких запусков космических аппаратов было много прессы, анализирующей причины инцидентов. Появились утверждения, что российские спутники летают на честном слове. Есть ли смысл спорить со скептиками?

— Конечно, есть. Недавно один из моих студентов спросил: скажите, а наше спутникостроение отстало намного или навсегда? Во-первых, если говорить о неудачах, то они были связаны не со спутниками, а со средствами ведения. Второе - да, у нас бывают срывы, как и на ракетах, но я по-прежнему, зная статистику, уверен: наши ракеты (и «Союзы», и «Протоны») самые надежные в мире. Как спутникостроители мы не отстали ни насколько, и наши аппараты сегодня соответствуют лучшим западным. Есть проблема с характеристиками элементной базы, есть претензии к российским комплектующим. Поэтому у нас на спутниках до 40 процентов - импортная база, остальное - отечественное.

И еще. В отношении качества спутников рефери только один - страховщик. Уж вот кто, страхуя аппараты, должен быть уверен в качестве. По данным страховых компаний, наши спутники лучше французских и американских. Видимо, в том числе и поэтому международные страховые компании с удовольствием их перестраховывают.

— Тем не менее за 2010 год вам объявили выговор за срыв оборонзаказа. Он имеет отношение к предыдущей теме?

— Нет, речь идет о другом. Корни инцидента не в нас, не в спутникостроителях, а в министерстве обороны. Минобороны - наш самый уважаемый заказчик, и понятно, что камня в них я не брошу. Но - система заказов не соответствует системе спутникостроения. В последние годы Минобороны начало ставить жесткие сроки, и это вроде бы нормально. Последние три года возобладал подход к поставке спутника как к любой серийной продукции, как к патронам. Заказало министерство два ящика патронов - будь добр к концу года их сделать. Но спутник серийный создается четыре года, а опытно-конструкторский – 10-12 лет. Контракт с Минобороны был подписан нами в середине мая, аванс получили в июле, а уже к 25 ноября надо было сдавать продукцию. Мы, конечно, перекредитовались, но произошли некоторые технические сбои при испытаниях, французский поставщик отозвал комплектующие, обнаружив неисправность. Руководители предприятий получили дисциплинарные взыскания. Ну, получили и получили… Нужно исключать системные ошибки при формировании оборонзаказа, а пока, судя по заключаемым контрактам нынешнего года, можно делать вывод – история учит тому, что ничему не учит.

— Это ваш первый выговор, или бывали и раньше?

— Когда работал инженером, получал выговоры, но не за упущения в работе, а за риски. В данном случае я тоже вынужден был пойти на риск и заключить контракт, не имея запасов по времени, потому что была середина мая, а за спиной семь с половиной тысяч сотрудников ИСС и в кооперации еще 20 тысяч. Это были мои личные риски как генерального.

— Открытие ОАО «ИСС» в Сколково Центра поисковых исследований - событие, привлекшее к себе особое внимание в рамках создания в Железногорске инновационного кластера. По сути, «звездная фирма» первой от слов перешла к делу. Что даст новая структура предприятию и городу?

— Соглашение позволяет нам идти на ускоренное развитие нашей фирмы. Под этим я понимаю не только строительство новых цехов, изготовление новых спутников, но это создание новых приборов, новых систем космических аппаратов. Идея проста - использовать возможности Сколково, инновационной программы развития нашего города и ускоренно подойти к тому, к чему пришли бы все равно. Речь идет, конечно, о производстве комплектующих, ведь я уже говорил: до 40 процентов в спутнике - детали, изготовленные за рубежом. Но Сколково - это не город цехов, а возможность собраться и определить, что нужно сейчас нашей отрасли на данном направлении. Господа ученые, придумайте технологии, новые конструкции... Чем еще ИСС интересно Сколково? Тем, что помимо просто участия (а мы потребители того, что они разработают), мы еще и заказчики в спутникостроении.

— Как вы оцениваете шаги городской власти в области инновационного ребрендинга Железногорска?

— Удивительное совпадение – стремительное развитие нашего предприятия, федеральная программа ГЛОНАСС, наши новые международные заказы совпали с инновационной программой развития города. Мы, безусловно, видим здесь определенные преференции для развития ИСС. Но есть одна совершенно невероятная вещь в этом новом подходе, я довольно часто обращаю на нее внимание: мы у себя можем повысить заработную плату - мы заключаем контракты, мы ее и повышаем - это известно. Начали реализовывать несколько жилищных программ - ипотека, покупка квартир в рассрочку по железногорскому соглашению, заинтересованы в малоэтажном строительстве для наших специалистов. Мы привлекаем молодежь возможностью заниматься наукой. Но все это внутри нашего «забора»! А мы хотим большего - чтобы в городе были нормальные дороги, развитая досуговая инфраструктура, хватало мест в детских садах, чтобы люди перестали воспринимать город как спальный район. На заседании 28 апреля, когда решалось, быть или не быть в Железногорске инновационному кластеру, глава города Вадим Медведев сказал ключевую, по моему мнению, фразу: «Мы хотим создать европейские условия жизни в городе для людей, обеспечивающих прорыв в IT-технологиях на российском рынке». Когда я рассказываю об этом, то многие смеются - вы что там себе удумали: в Сибири - европейский уровень? А что, собственно, нужно для этого? Безопасность, зелень, дороги, чтобы было чем заняться после работы… Ведь Европа не географическая принадлежность, это прежде всего комфорт. Поддержка данных направлений в инновационной программе развития города есть.

— Вы знаете, на мой взгляд, европейский уровень в городе пока сложно организовать. Один ремонт дороги на дамбе чего стоит!

— Я согласен, ведь хочется быстрее, хочется сразу. Пока не видели Европы, вроде и здесь нормально. Крытого бассейна или катка нет, того нет, сего нет - господи, где мы живем? Но давайте посмотрим. Сейчас в программу кластера заложено строительство крытого катка, об этом даже не мечтали три года назад, нам говорили: у вас там «четвертый» район под боком, вот и катайтесь. Реконструируется дорога до Красноярска - уже приятно ехать по ней. Планируется построить коттеджный городок для молодых.

Но я считаю - не всегда решения, принятые большинством, будут одобрены меньшинством. Приведу пример с помещением для кукольного театра. Его намерены разместить в бывшем кинотеатре «Спартак»: прекрасное здание, расположено в удобном месте, около парка - все для детей. Здорово! Простой вопрос - а где парковать машины? Негде. Будь я мэр - сказал бы: надо немедленно делать парковку. Где? Конечно, за зданием, между улицами Ленина и Свердлова. И сразу найдется много противников такого варианта, особенно среди жильцов окрестных домов. Но ведь для большинства, для города эта стоянка важнее. В любом случае будут недовольные, однако надо принимать решения.

— Действительно, нельзя же быть хорошим для всех.

— Надо быть хорошим для большинства, потому что демократия -это все-таки власть большинства.

— Как складываются ваши отношения с директорами градообразующих предприятий?

— И Вадим Сухинин, и Петр Гаврилов - люди заинтересованные, у них есть огромный потенциал, для того чтобы придать новый импульс развитию своих предприятий. Не случайно Сухинин проработал всего год, а наш железногорский Спецстрой «повышен в звании» и определен одним из двенадцати в России главков. Считаю, это послужит притяжением для новых заказов, и фактически мы возвращаемся к славным временам Сибхимстроя, когда он был главным строителем в Сибири.

Очень интересные подходы у Петра Михайловича Гаврилова. Грамотный инженер, хороший организатор, очень целеустремленный человек. Мы часто встречаемся по разным поводам и всегда находим конструктивные решения. Простой пример: ИСС надо расширяться, строить комплекс гальваники за железной дорогой, свободных энергетических мощностей нет. И Петр Михайлович, корректируя мнение своих специалистов, сказал: нам эти мощности потребуются только в 2013 году, давайте пока отдадим их ИСС. Прошло два года, в этом году цех мы уже сдаем. Отмечу и усилия городской власти – администрация добилась, чтобы в энергетической программе края появился пункт о дополнительной энергии для нужд Железногорска.


См. также:
Каталог Организаций:
   - Информационные спутниковые системы (ИСС) имени академика Решетнёва (ранее НПО ПМ им. Решетнева)
   - Минобороны России
   - Роскосмос (ранее Росавиакосмос)
Каталог Оборудования:
   - ГЛОНАСС

Разделы, к которым прикреплен документ:
Страны и регионы / Россия
Тематич. разделы / Hавигация, связь, транспорт
Организации
Новости
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: http://zato26.org/korporaczii-i-biznes/342-nikolaj-testoedov-ludalennost-ot-moskvy-zastavlyaet-nas-sumasshedshe-lvklyuchatr-golovur.html
Цитирумость документа: 1
15:01:22 03.10 2011   

Версия для печати  
    Анонсы партнеров
    Наши предложения
  Зарегистрироваться и получать новости по e-mail
  Вступление в ГИС-Ассоциацию, информационное обслуживание
  Наши конференции
  Журнал "Управление развитием территории"
  Контакты

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.023303985595703 sec, Question: 84