Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Публикации/Наши издания/Управление развитием территории/№2_2012/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  










Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

Инвестору важны особые стимулы

Интервью с полномочным представителем Президента РФ в Сибирском федеральном округе Виктором Толоконским

Виктор Александрович, в свое время Вы акцентировали внимание на проблеме регионов СФО, которая заключается в отсутствии действенных механизмов для привлечения инвесторов и в нехватке собственных бюджетных ресурсов. Какие изменения, по Вашему мнению, необходимо внести в федеральное и региональное законодательство для решения этой проблемы?

Сразу скажу, что проблема привлечения инвестиций в одинаковой степени актуальна для всех регионов России. Более того, сейчас эта проблема актуальна, пожалуй, для всего мира. Но для России она стоит очень остро. Для сибирских же регионов эти вопросы важны принципиально. Если в каких-то макрорегионах страны привлечение инвестиций есть вопрос повышения качества жизни, то для нас это во многом вопрос решения каких-то сложнейших геополитических задач. Без активного инвестиционного процесса в каких-то частях Сибири мы будем терять население, терять социальную привлекательность. На юге, например, население все равно никуда не уйдет и будет в любом случае поддерживать эту территорию, в то время как у нас население может запросто уйти, если не будет качественной экономики, качественных рабочих мест.

На инвестиционную привлекательность каждого макрорегиона влияют и какие-то свои особые естественные преимущества и естественные недостатки. Недостатки Сибири более чем понятны – это и огромные территории, и суровый климат, и низкая плотность населения, и недостаток высококвалифицированных специалистов в различных сферах, недостаток транспортных коммуникаций – без чего нет инвестиционного процесса в экономике.

Однако мне бы хотелось акцентировать внимание на позитивных преимуществах, потому что часто обращают внимание на одни недостатки. На самом деле у Сибири есть присущие только этому макрорегиону преимущества. Это преимущества как российского, так и в чем-то мирового значения. В Сибири очень мощная природная компонента для инвестиций – у нас уникальные месторождения и углеводородов, и полиметаллов. Есть совершенно уникальные месторождения, которые требуются для современного наукоемкого производства, чего нет или не разведано в мире вообще. Есть преимущества за счет большого энергетического потенциала, за счет гидроэнергетики, за счет доступности к другим топливным ресурсам. Есть преимущества, которые стали формироваться только в последнее время. Долгие годы экономика страны в большей степени была ориентирована на Запад. Сейчас есть феномен Китая, есть очевидный сдвиг рынков, экономической, инвестиционной активности в Китай и в прилегающие к нему страны Юго-Восточной Азии, что для экономических процессов, инвестиций является мощным позитивным фактором. Если раньше здесь не размещались отдельные предприятия из-за слишком большого расстояния до рынков Европы, то рынки Китая и Юго-Восточной Азии максимально приближены к Сибири, и это тот плюс, который нужно использовать.

Конечно, одних только объективных факторов и преимуществ еще недостаточно для активизации инвестиционного процесса. Поэтому очень важна отработка всех возможных механизмов привлечения инвестиций. Подчеркну, что эта задача стоит перед всей страной в целом, чтобы совершенствовать механизмы, административные практики. Я убежден, что для Сибири необходимо наличие особых режимов и механизмов привлечения инвестиций. К таким инструментам я отношу возможность создания в восточных регионах страны (в Сибири и на Дальнем Востоке) значительного количества особых экономических зон развития. Подходы такие есть. Первоначальное законодательство об особых экономических зонах есть. Не скажу, что оно совершенное и может применяться без каких-то обновлений и совершенствований, но все-таки оно есть. Определяется территория, которая считается особой экономической зоной, и на ней распространяются особые экономические режимы, например, особые налоговые режимы на все виды производств на длительный период времени. Определение особых экономических зон предполагает более жесткую концентрацию государственных инвестиций, потому что государственная задача в Сибири и на Дальнем Востоке остается всегда в содействии созданию базовой инфраструктуры – энергетической и транспортной. У нас, как правило, все инфраструктурные проекты идут вслед за экономикой. Скажем, инвестор принимает решение где-то что-то осваивать, начинает просить у государства поддержки относительно строительства дорог. Просторы Сибири настолько велики, что если так подходить к таким вопросам, то инфраструктура становится очень дорогой. Если же мы более точно определим зоны инвестиционного развития, то инфраструктурное развитие будет более эффективным и реализуемым. Поэтому механизм особых экономических зон с особыми налоговыми режимами и с особыми механизмами инвестирования государственных ресурсов представляется мне применимым, возможным и эффективным.

Второе большое направление, что тоже может быть специфичным для Сибири и Дальнего Востока, – это особый подход к реализации приоритетных социальных программ и проектов, необходимых для привлечения и закрепления населения. Сюда относится экономика, рабочие места, которые формируются в инвестиционном процессе. Это какие-то хорошие условия для получения образования, чтобы можно было реализовать свои способности в современной растущей экономике. Это создание нового жилищного фонда в больших объемах и на более льготных условиях, чем принято в целом по стране. Например, ипотеку в регионах Сибири и Дальнего Востока реализовывать под гарантии государственного бюджета. Вот простенькое решение, не требующее каких-то больших бюджетных ресурсов: любой гражданин, берущий ипотечный кредит под приобретение жилья на территориях особых экономических зон либо в целом в таких субъектах Российской Федерации, получает государственную гарантию. Следовательно, у него низкий процент, ниже требование к его сегодняшней зарплате, более длинный срок выплаты. Под такие условия банки всегда найдут ресурсы. Далее, более масштабное выделение средств на создание коммунальной и социальной инфраструктуры, что делается по госпрограммам. Подчеркиваю, что это не требует каких-то серьезных структурных перестроек и больших дополнительных средств. Доля населения, живущего в Сибири и на Дальнем Востоке, невелика. Если при формировании федеральных целевых программ сделать приоритет в адрес этих регионов и добавить сюда повышающий коэффициент, то в целом наша система этого не почувствует. Такие подходы кажутся мне доступными, реализуемыми и одновременно способствующими ускорению развития восточных территорий страны.

– Сейчас у нас на разных уровнях обсуждается тема агломераций как способа управления территориями. Как Вы оцениваете перспективы создания агломераций на территории СФО, и какая должна быть законодательная база для их развития?

Рис.1. Виктор Толоконский в ходе посещения малоэтажного жилого комплекса «Солнечная поляна» в поселке Краснообск Новосибирской области (июнь 2011 г.)

Вообще все интеграционные процессы (а агломерация является такой формой интеграции в развитии территорий разных субъектов) – это позитивные процессы. Без интеграции ничего не решишь. Кроме того, сегодня уже очевидна и более масштабная интеграция. Нам не обойтись без интеграционных процессов между субъектами Федерации. Сегодня трудно представить какой-то бизнес или экономику, которая была бы ограничена даже границами субъекта. Так не бывает. Я всегда говорю, что любое современное производство, любая современная экономика должны быть ориентированы на экспорт. Рынков одной, хотя и большой страны всегда мало. Поэтому создание агломераций вписывается в этот процесс.

Другое дело, что здесь иногда абсолютизируются отдельные агломерационные элементы и игнорируются другие. Больше внимания в различных субъектах уделяется присоединению к большому городу каких-то территорий, поселений, и это, как правило, процесс сложный, потому что наше законодательство очень консервативно здесь, предполагает очень сложные механизмы, базирующиеся на референдумах. Вторая абсолютизация – это земельный ресурс, когда большой город хочет присоединить к себе территорию соседних муниципалитетов, и это считается каким-то агломерационным процессом. Я не исключаю, что это в целом позитивные процессы, но нельзя игнорировать и другие задачи. Сегодня не очень сложно без каких-то изменений законов, длительной процедуры отладить административные регламенты, чтобы организовать медицинское обслуживание, транспортное обслуживание. У нас в Новосибирске, например, для медицины приспособлен один Краснообск, и люди туда должны ехать через город со всей округи. В любом месте, входя в город, люди встречают и поликлинику, и больницу, и зачем им ехать в Краснообск, мне непонятно. Здесь все можно спокойно решить. Это не требует никаких средств. Можно одним административным регламентов уладить эти вещи. У нас в пригородных зонах трудное транспортное сообщение, потому что маленький муниципалитет не будет создавать свои автотранспортные мощности, да и бизнес туда не придет. А в огромном городе когда-то сложилось, что проблемы нужно решать только в своих границах. Но это тоже легко решается, можно найти хорошую логистику, предусмотреть специальные субсидии, которые бы стимулировали такое поведение транспортных перевозчиков.
Рис.2. Полномочному представителю рассказывают о проекте развития города-спутника Лесная Поляна в Кемеровской области (октябрь 2011 г.)

Где-то были вообще субъективные, амбициозные стремления к агломерации, когда хотели поднять численность города до миллиона, якобы за счет этого у него вырастет авторитет. Поэтому агломерационные процессы закономерны, рост крупных городов закономерен. Безусловно, крупные города следует рассматривать как главные точки роста. Конечно, нужно принимать определенные законы по интеграции в таких агломерациях, одновременно повышая требования к качеству муниципального управления, к качеству интеграционных функций субъекта Федерации, потому что иногда какие-то процессы остаются вообще неуправляемыми, ведь они связаны с несколькими муниципалитетами. Если субъект Федерации отстраняется, то тогда ничего и не решается. Здесь многое можно решить областными целевыми программами, когда выделяются ресурсы на создание таких агломерационных объектов.

Думаю, здесь многое зависит от качества градостроительного проектирования и от решения градостроительных проблем. Я, например, в течение длительного времени рассматривал проблему расширения границ города Новосибирска, всегда подчеркивал важность задачи более точного использования территорий в уже имеющихся границах. Если идти только вширь и не решать своевременно задачи в рамках уже сложившихся границ, то это тоже плохо. Нельзя границы города бесконечно отодвигать. Новосибирск и так занимает огромную площадь, и внутри города сегодня много неэффективно используемых территорий, которые не осваиваются. Это и берега рек, и прибрежные зоны, и промышленно-складские зоны. Есть большие возможности активизации развития каких-то внутренних территорий. Легко можно найти механизм, стимулирующий – именно стимулирующий – перевод производственных функций в какие-то приграничные территории, приспособление освобождающихся территорий под жилье, под какие-то эффективные социальные функции. Но в целом процесс формирования агломераций, безусловно, позитивный, им нужно управлять. Конечно, должны появиться специальные законодательные нормы регулирования этого процесса.

– Сейчас на уровне федерального правительства поставлена задача по созданию схем территориального планирования федеральных округов. Считаете ли Вы, что организация работы по созданию такой схемы для СФО является на сегодняшний момент первоочередной задачей, поскольку данная схема может стать подспорьем в деле экономического развития сибирских территорий?

На самом деле эта задача вполне очевидная, актуальная и уже основывающаяся на достаточно большом подготовленном материале. Мы на сегодня имеем схемы территориального планирования субъектов Федерации. У нас в округе двенадцать таких субъектов. Имея схему территориального планирования каждого субъекта, сделать некоторую интеграцию не так уж и сложно, тем более что традиционный подход к схемам территориального развития предполагал некоторое согласование с соседними субъектами. Когда я в свое время утверждал схему Новосибирской области, я визировал документы и в Омской области, и в Кемеровской области, и в Томской области, и в Алтайском крае, то есть со всеми граничащими территориями мы согласовывали свою схему. Активно идет формирование схем и внутри субъектов – городов, районов, то есть все административные единицы такие схемы делают. Правда, процесс этот находится скорее в начале, чем в завершении, но он идет. Каждый субъект имеет свои ориентиры, когда этот процесс будет закончен.

Во всех федеральных округах, в том числе и в Сибирском округе, есть стратегический документ развития экономики и социума. Это так называемые стратегии социально-экономического развития. Они содержат в себе очень много конкретных решений по строительству объектов инфраструктуры, промышленных объектов, по развитию каких-то социальных инфраструктур, имеют определенные ориентиры по численности населения, что тоже является основой для таких схем. Поэтому я думаю, что это вполне очевидная органичная работа – представить более точное развитие макрорегиона, но сделать это не самоцелью, поскольку Округ – это все-таки не та территориальная система, которая может считаться базовой для принятия решений по развитию. Базовыми все-таки остаются субъекты Федерации. Я всегда говорю, что не может быть правильной стратегии развития субъекта Федерации, если нет точной стратегии развития страны. И так как страна большая, то любые (на уровне макрорегиона, уровне Округа) схемы, стратегии, программы позволяют улучшить, повысить качество документов территориального планирования уже в конкретном субъекте. Чем точнее мы представляем задачи целого, тем нам проще сформировать свое качество. Вот на это и будут направлены территориальные схемы федеральных округов, в том числе и Сибирского.

– Может ли схема территориального планирования стать основой создания комплексной программы, открывающей инвестиционную привлекательность, показывающей инвесторам точки роста, куда мы ждем привлечения инвестиций? Где будут озвучены какие-то внятные текущие состояния, указаны параметры этих точек роста, для того чтобы просто начинать диалог? Обычно не хватает именно информации. Такую карту, например, можно сделать в электронном виде на портале. И многие регионы сейчас уже делают такие электронные инвестиционные паспорта.

На самом деле инвестиционная открытость достигается совершенно разными инструментами. Схема территориального планирования здесь далеко не главный инструмент. Я думаю, что схемы территориального планирования, тем более на каких-то больших территориях, настолько общи и абстрактны, что вряд ли уж это конкретный материал для инвестора. Скорее всего, это материал для каких-то проектных и научных коллективов, которые ответственны за схемы территориального планирования субъектов Федерации, за схемы, которые они делают на территориях каких-то поселений. А инвестиционные программы есть в стратегии, есть проекты с конкретными точными параметрами, с условиями.

Действительно, есть опыт таких интерактивных карт. Красноярск уже показывал на Экономическом Форуме простую информационную технологию, когда можно посмотреть все, что уже существует в том или ином поселении, какие объекты предполагаются, познакомиться со всеми условиями. Все регионы, как правило, создают инвестиционные справочники, буклеты, специальные сайты, презентации таких проектов. Поэтому здесь вряд ли можно говорить о том, что у нас бедность информации относительно инвестиционных возможностей Сибири является каким-то решающим сдерживающим фактором. Я думаю, что сдерживающие факторы здесь другие. Инвесторов в мире сегодня мало, и инвестор очень осторожно идет в Сибирь, если мы не создаем здесь особые режимы. Поэтому сама по себе схема территориального планирования в этом плане вряд ли может что-то изменить. Тем более разработчики этих схем будут опираться на те материалы, которые сейчас есть. Так что вряд ли в этой схеме сразу появится что-то новое. Но все равно схема развития как субъекта, так и макрорегиона, на мой взгляд, должна стать такой формой, которая позволит вести этот процесс непрерывно, постоянно предполагать обогащение и развитие тех схем, что уже есть, позволит в сжатом и наукообразном виде сформулировать преимущества и ограничения той или иной территории для инвестиционного развития. Поэтому в целом это позитивная задача, но для инвестора, подчеркну, сейчас важно получить какие-то особые стимулы, особые сигналы.

Интервью записал Олег Носков


См. также:
Каталог Авторов:
   - Толоконский В.А.

Разделы, к которым прикреплен документ:
Страны и регионы / Россия
Тематич. разделы / Градоустройство
Публикации / Наши издания / Управление развитием территории / №2_2012
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: УРТ №2_2012
Цитирумость документа: 1
11:12:33 29.07 2012   

Версия для печати  

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.040570020675659 sec, Question: 80