Каталог Данных Каталог Организаций Каталог Оборудования Каталог Программного Обеспечения Написать письмо Наши координаты Главная страница
RSS Реклама Карта сайта Архив новостей Форумы Опросы 
Здравствуйте! Ваш уровень доступа: Гостевой
Навигатор: Наши конференции/Подробно о:/2013.07. Томск. 11-я Всероссийская конференция «Градостроительство и планирование территориального развития России»/
 
Rus/Eng
Поиск по сайту    
 ГИС-Ассоциация
 Аналитика и обзоры
 Нормы и право
 Конкурсы
 Дискуссии
 Наши авторы
 Публикации
 Календарь
 Биржа труда
 Словарь терминов
Проект поддерживают  










Авторизация    
Логин
Пароль

Забыли пароль?
Проблемы с авторизацией?
Зарегистрироваться


width=1 Rambler_Top100

наша статистика
статистика по mail.ru
статистика по rambler.ru

Реклама на сайте
Новостные ленты

О настоящем и будущем градостроительного законодательства в России беседуют:

Бачурина С.С.
С.С.Бачурина, (Экспертный совет по градостроительной деятельности при Комитете ГД РФ по земельным отношениям и строительству, Москва)
А.Н.Береговских, (ИТП "Град", Омск)

Ответственный секретарь Экспертного совета по градостроительной деятельности при Комитете Государственной Думы по земельным отношениям и строительству, руководитель рабочей группы Экспертного совета, д.э.н. Светлана Самуиловна Бачурина и главный редактор журнала «Управление развитием территории» Анна Николаевна Береговских.

Светлана Самуиловна, на Ваш взгляд, каковы сегодня главные проблемы градостроительного законодательства, а может быть, главные его достоинства? Какова первая задача в совершенствовании Градостроительного кодекса РФ применительно к Экспертному совету?

Огромное спасибо, что Вы мне задали вектор с учетом мнения Экспертного совета. До конца 2011 года я имела определенный опыт, работая в градостроительном комплексе Москвы. Знаю, как разрабатывалась и утверждалась концепция развития градостроительного законодательства в столице как в субъекте Российской Федерации. Сейчас, после полугода работы ответственным секретарем Экспертного совета, у меня сложились иные определенные взгляды, очень глубоко пришлось вникнуть в проблемы других регионов, изучить результаты правоприменительной практики, которые показывают, что у неё действительно есть две части, как у любой монеты есть две стороны. Можно с одной стороны судить, а можно – с другой. Совершенно конкретный план работы Экспертного совета был сформирован к началу первой весенней сессии. В нём отражены самые проблемные вопросы, которые требуют глубокой проработки инвестиционно-строительного процесса во взаимодействии со смежным законодательством. Нужно понять все этапы жизненного цикла объекта капитального строительства и профессионально построить фазы развития как во временной оси, так и в физике самого строительства по всем направлениям.

Нам необходимо законодательство, которое регулирует определенные отношения участников инвестиционно-строительной деятельности на всех этапах, потому что нельзя стартовать из точки, «проектировать и строить». Отсюда много колоссальных, грубейших ошибок. Сегодняшняя структура законодательства уже имеет выраженные блоки, которые требуют совершенствования. Экспертами-профессионалами были сформулированы те проблемы, которые сегодня наиболее актуальны. Они многими понимаемы и объективно обоснованы. И ничего нового я не скажу, как только перечислю «болевые точки», которые Экспертный совет постановил доводить до совершенства через улучшение законодательных документов, опираясь на результаты правоприменительной и судебной практики.
Первое – это все, что связано с администрированием, взаимодействием власти с участниками инвестиционных процессов, предоставлением государственных и муниципальных услуг. Это «дорожные карты», направленные на улучшение предпринимательской активности в строительстве и смежных областях, на оптимизацию регистрации прав собственности на недвижимость, без которых нельзя начинать строить, а у нас, к сожалению, до сих пор много процессов, которые начинаются вне законов.

Второй момент – все, что касается земельных отношений. Это на сегодняшний день является основой и отправной точкой. Какие права, где застройщик, где правообладатель земли, где заказчик? Мы начинаем в правовом поле четко делить эти понятия. Надо довести все это до ума, потому что жизненный цикл объекта капитального строительства заканчивается ровно тогда, когда его ликвидируют. Всегда надо понимать, какой этап жизни объекта, какой нужен вклад, от кого что зависит, чтобы действительно была комфортная и безопасная среда, чтобы было экологически чисто.

Следующий момент, который очень важен, мы его отдельно вынесли и в первую очередь рассматривали, – это то, что называется «определяющей ролью документов территориального планирования». Мы считаем, что именно эти документы определяют всю последующую этапность инвестиционного развития.

Дальше следуют нормы, касающиеся выполнения инженерных изысканий для подготовки генеральных планов и документации по планировке территории. Схема постановки задачи должна опираться на конкретные вопросы. Без каких исходных данных я не имею права разрабатывать генплан? Без каких исходных данных я не имею права разрабатывать проект планировки? Что чему предшествует? Одна фаза должна дать исходные данные для следующей. К сожалению, здесь еще очень много пробелов, считается, что можно проектировать исходя из каких-то умозаключений. Много важных вопросов, связанных с обеспечением безопасности строительства, с экономикой строительства как на период строительства, так и во время эксплуатации объекта упускается из вида. У нас бывают страшные противоречия. Экономя на строительстве, мы недорабатываем, в том числе по безопасности. Про эксплуатацию мы вообще мало думаем. Почему-то об утюге мы заботимся, к нему всегда прилагается инструкция по эксплуатации. А вот объект капитального строительства таких инструкций не имеет, строится трудно и ещё сложнее эксплуатируется. Больше всего везет какой-нибудь деревне Васюки. Это классика. Там один человек отвечает за всё. А там, где отвечает несколько министерств и ведомств, к сожалению, бывает очень много пробелов.

Законодательная база обязана урегулировать все эти вещи. На каждом этапе нужен свой регулятор, и взаимодействие должно быть организовано на самом современном уровне.

Сегодня большая проблема в согласованности законов между собой: казалось бы, нужные законопроекты пошли, но они упираются в понятийную базу и в понимание процессов. Причина часто кроется в том, что инициаторы законодательной деятельности, не являясь профессионалами, считают, что они вправе создать закон. Мое мнение – они вправе поднять проблему, но решение должно приниматься при участии профессионалов.
Поставим вопрос в экономической плоскости. Сколько процентов от деятельности того или иного министерства занимает финансирование создания законодательной основы, системной основы, автоматизации всех процессов, разработки процедур? Выясняется, что обычно все это не считается, а происходит само собой и не всегда глубоко понимается! Чаще подготовка законопроектов происходит в режиме ручного управления силами самих чиновников-администраторов и приводит к тем самым последствиям, которые мы на сегодня имеем.

Мы много говорим о согласованности работы, это само собой правильно, но не вспоминать о единой современной среде взаимодействия тоже нельзя. Хотелось бы, чтобы профессионалы этим тоже занялись.
Отдельный и очень главный вопрос – это культурное наследие. Мы понимаем принципы конкурентоспособности территорий, в чем она вычисляется. Почему-то мы говорим про территориальные схемы по энергетике, про ресурсы, обеспечивающие ведущие отрасли, мы говорим о едином обеспечении в части образования, которое нужно сегодня не уронить, а поднять. Для России это один из ведущих показателей. Я думаю, сейчас здравоохранение шагнет вперёд. У меня вопрос: когда сохранение культурного наследия станет важно для обеспечения лица нашей страны? Почему у нас нет территориальных схем в этой части? Я думаю, без этого градостроители вообще не могут приступать к формированию планов развития.

Я рада слышать столь глубокое понимание необходимости всестороннего изучения и осмысления территории, взаимоувязанного руководства развитием территорий, организацией инвестиционного цикла. Вы говорите о системном подходе в целях гармонизации всего процесса устройства городов и других территорий. Не возникает ли мнения, что могут быть возможности пересмотра Градостроительного кодекса в целом с точки зрения уточнения отдельных вех инвестиционного цикла? Что сейчас в Градостроительном кодексе? У нас начала нет, потому что начало исключили с принятием ФЗ № 41. Это цели и задачи территориального планирования – их не существует в составе документа, отсылка сделана к стратегии социально-экономического развития, а требований к стратегиям нет. Мы повисли в воздухе.

Вопрос в том, из чего вытекает последовательность… Правильно ли, что после территориального планирования должна быть планировка, и только на основе планировки мы можем формулировать достаточно понятные требования в составе градостроительного регламента к определению вида разрешенного использования и его параметров. Что чему должно соответствовать? С одной стороны, сегодня правила землепользования и застройки должны соответствовать генеральным планам, с другой стороны, могут и не соответствовать. И эти вопросы сегодня – самые напряженные на российских территориях.


Вы мне задали три вопроса. Я сейчас постараюсь их уточнить и на них ответить.

Стоит ли нам пересматривать Градостроительный кодекс? Я хочу сказать, что жизнь не останавливается. Мы на сегодня имеем плохой или хороший, но закон! Я на сегодняшний момент уже не стала покупать новую редакцию кодекса. Изменения в него идут с большой скоростью. Слава Богу, что у нас есть электронные средства, для того чтобы найти последнюю версию. Поэтому та скорость, с которой мы меняем кодекс, говорит о том, что мы до конца еще не поняли всю концепцию или архитектуру (говоря в своих терминах) того продукта, который называется Градостроительным кодексом. На самом деле это самый главный документ, который определяет все, что связано с градостроительной деятельностью. И если к этому кодексу есть другой документ на уровне закона о применении кодекса, это говорит о том, что на все вопросы должны отвечать в совокупности эти два документа.

Да, так получилось, что они разделились. Это еще одно доказательство, что кодекс, принятый в 2004 году, был несовершенен. Но, как говорится, с чего-то надо начинать. Это первое.

На второй вопрос, какова последовательность действий статусов документов, я могу ответить примером. В Москве – а это наиболее сложный объект управления – ситуация такова. Было принято правильное политическое решение, хотя по Градкодексу есть последовательность: сначала генплан, потом – ПЗЗ. Чтобы их создать, нужны соответствующие регламенты и режимы, потому что ПЗЗ – это документ больше для инвестора. Для Правительства, для исполнительного органа, конечно, нужен генеральный план, который должен выполняться. Чтобы его выполнить, нужно что-то делать, нужно составить программу. Про программу Вы мне вопрос не задали, но даже тот документ, который изначально планировался, ушел в сторону, все было заменено программным целевым подходом, который увязывает экономику и цели на определенный период, потому что цели могут меняться. Все это зависит от анализа социально-экономического развития как страны, так и региона, агломерации (и этот вопрос существует) и отдельного муниципального образования. Я уже не говорю про конкретное поселение. Действительно, этот вопрос – комплексный.

Когда Москва стала объяснять, что сегодня генеральный план – это не мертвый документ, показывающий, «где какие домики стоят», а это зонирование определенного уровня, мы его еще делали в десятитысячном масштабе, а докладывали в двадцатипятитысячном. Это была очень интересная конструкция, но она была создана только для того, чтобы выйти из положения. Москва – это огромная территория, она сделала следующий ход. Москва объявила о разработке одного и второго документа во времени и последовательно, как того требует закон, но обсуждала их вместе, потому что это удобно и более понятно. Как при публичной процедуре объяснить обычному жителю, москвичу, что вот это зонирование вот в таких циферках, в такой штриховке, в таком цвете? Объясняли, показывая на более подробную карту ПЗЗ.

Реализация генплана на этапе градостроительных работ (существующая система) г.Москва

Так были сделаны два документа, в Думу выносили их последовательно и почти одновременно. Мы перерабатывали десятки тысяч вопросов, потому что Москва огромная. Надо было определить, что подлежит развитию в ближайшее время, а что пока менять не требуется. Мы штриховали всю территорию по интересам, по высказанным москвичами предложениям.
В этом была сила подхода, потому что дальше мы могли понимать, какие в правилах землепользования и застройки нужно заложить параметры, которые позволят развивать территории. Но целые кварталы, особенно в центре Москвы, отказались от того, чтобы туда в ближайшее время входили с каким-то развитием. Исходя из определенных целей и задач на ближайшие 3-5 лет убиралась или наносилась штриховка. Такая придуманная связывающая сетка позволила сделать качественные и взаимоувязанные генеральный план и ПЗЗ. Нам казалось, эти два документа нужно было принять одновременно, но наши великие бизнесмены, обладатели условной недвижимости, побежали к мэру и стали доказывать, что в зонировании они не увидели своих объектов. Им выдали исходно-разрешительную документацию раньше, но почему-то они до сих пор не приступили к её реализации, каждый захотел вместо своего маленького домика увидеть хорошую высотку или еще что-нибудь побольше.
Мы первый раз шли на такой уровень документов, он действительно сложнейший с позиции его масштаба. Получилось так, что генплан приняли, а правила землепользования и застройки приостановили. Тут как раз и образовалась разорванная цепь, при этом еще никто не объяснял, что есть понятие актуализации документов, условно-разрешенного использования определенного земельного участка с учетом уже оформленных прав. И более того, Москва прошла очень сложный путь по предоставлению прав на земли, землепользования, по созданию кадастровой земельной сетки.

Это хороший пример, который говорит о том, что эти документы имеют определенную взаимозависимость. Это не может быть вектором в одну сторону.

Также разработка ПЗЗ показала полное отсутствие синхронизации тех классификаторов и тех назначений, которые нужны для землепользования и для разрешенной градостроительной деятельности. Тут-то и проявилась необходимость гармонизировать градостроительные и земельные нормы, доводить их до ума.

Продолжу приводить примеры. В Москве сегодня меняются границы, меняется объект управления, меняется парадигма. В этом нет ничего удивительного, потому что вся страна после кризиса возвращается к трехлетнему бюджетированию, программно-целевому подходу. До конца начинаем понимать, меняем процедуру бюджетного планирования, наверное, это совершенствование позволило оправдать и как-то разъяснить ту ситуацию, когда перенесли сроки утверждения документации территориального планирования. С одной стороны, здесь даже плюс – чтобы не «наломать дров». С другой стороны, опять минус – каждое министерство и ведомство до сих пор до конца не понимает значения той территориальной схемы, которую оно обязано было заказать профессионалам и иметь у себя. У нас очень разорвано создание ведомственных территориальных схем.

Вы сейчас имеете в виду российские схемы? В первую очередь предлагаю поговорить о схеме расселения и производительных сил.

Вы знаете, я это схемой не называю. Надо действительно серьезно подумать о генеральной концепции развития России. Пространственное развитие – это уже метод достижения цели, а чтобы действительно быть конкурентоспособными, нам сегодня необходим план движения государства вперед. Всемирный банк выдал нам все рекомендации, очень много об этом говорилось, выдавались формула и все, что нужно, чтобы двигаться. Другой вопрос – что же делать. Мы обычно все время в движении, у нас меняется структура управления.

Пока движемся – живем.

Если оценивать с этих позиций, то все хорошо. Мы пытаемся совершенствоваться. Не всегда удачно, но на то оно и движение. Где-то плюс, где-то минус. Изучаем ошибки и движемся вперед. Как доказательство: сегодня внесен в Государственную Думу законопроект № 143912-6 «О государственном стратегическом планировании».

Мы закрепляем очень симпатичное мнение о связи трех блоков управления в градостроительстве. Вы говорите о них, если я не ошиблась, не как об однозначной последовательности, а как о взаимодополняющих элементах на разных уровнях.

Да, надо влиять не в одну сторону, а в обе.

Следовательно, проект планировки может явиться основанием для внесения изменений в ПЗЗ. Но, с другой стороны, действует норма, что проект планировки должен соответствовать ПЗЗ и генеральному плану. Нормативно-правовые управления находятся в ступоре, нет возможности принять проект планировки, который противоречит генплану или ПЗЗ. Поэтому муниципалитеты находят разные решения.

А это говорит о чем? Процедура актуализации не прописана. Прописано комиссионное рассмотрение случая. Однако порядок функционирования должен быть определен исполнительной властью соответствующего уровня.


Да, совершенно верно.

Это ответственность мэра, исполнительной или представительной власти, которая должна брать на себя ответственность перед бизнесом и гражданским сообществом. У нас же никто не хочет брать на себя ответственность! Берут, но только в других случаях.

Реализация генплана на этапе градостроительных работ (проект градостроительного кодекса) г.Москва

Про ответственность хочется услышать подробнее. Я со своей позиции вижу сегодня наше законодательство о правилах землепользования и застройки более вредным, чем полезным. Есть регионы, в которых ПЗЗ приняты на сто процентов, вплоть до каждого населенного пункта. В крупных городах – в большинстве. Москва – это же не вся Россия, у нее как раз свой режим, он выделен Градостроительным кодексом. Здесь масса особенностей. Я вижу опасность в том, что не закреплена ответственность за установленное право. Почему очень многие инвесторы не доверяют власти? Действительно, это же беда России. Сегодня норма закона говорит о том, что внесение изменений в правила может быть ежедневным. Вы уже указали на такие примеры.

Я говорю про актуализацию, да.

Есть актуализация с целью расширения, развития, углубления, а есть и изменения, которые сегодня белые, а завтра – черные. И возможность так менять краски регламентов есть у муниципалитетов.

Сегодня я, например, мелкий предприниматель. Копил всю жизнь на то, чтобы построить магазинчик. Собрал с семьи по копеечке, вот мы в семейный бизнес вложились, получили разрешение на строительство магазина. Получили ГПЗУ. Строим, строим – построили! И узнаем, что мы сегодня уже не соответствуем установленному регламенту. То есть мы не можем развиваться, не можем продать этот магазин, нас никто не уведомил, мы ничего не знаем, власть никакой ответственности не несет! Просто изменился регламент.


Он не мог измениться. Это говорит о том, что власть взяла на себя право изменения без публичной процедуры.

Нет, публичная процедура была, но наш герой на ней не присутствовал. Человек у нас не живёт в постоянном напряжении, ожидая, что каждый момент он должен быть готов к обороне. Объясните, пожалуйста.

Вот какой человек в одну секунду принимает решение: я хочу изменить функциональное назначение?

Если это не в одну секунду, то недаром же в институтах учат маркетингу и другим предметам, чтобы человек, который обладает собственностью, принимал правильные решения. Он должен понимать, когда собственность экономически выгодна для эксплуатации, когда ее можно продать, и вообще, что делать в том случае, если захочется изменить функциональное использование. Вот теперь давайте рассуждать. Тот пример, который Вы привели, – это очень частный случай. Но мы задаем вопрос. Условно разрешенное использование – есть процедура? Она решается на уровне местной власти. Где градостроительные комиссии, которые должны рассматривать такие обращения? Если это не глобально противоречит назначению территории, то пострадавшему собственнику должны выдать соответствующее разрешение. Мы пересекаемся с качеством работы комиссий, это ответственность власти на месте.

А чья ответственность – научить работать комиссии? Правила мудрого управления не прописаны в законодательстве. Есть право вносить изменения, но все-таки, как Вы считаете, должна ли быть (во многих странах это есть) какая-то гарантия сохранения права собственности во времени? Я подвожу к «дорожным картам» по оптимизации регистрации права собственности и улучшению предпринимательского климата в строительстве. Думаю, что эти карты должны быть взаимоувязаны.

В плановом режиме они увязаны. Как будет по факту – не знаю.

Они не увязаны в обеспечении гарантии права и качества права. Строительная карта содержит только обязательность принятия ПЗЗ. Оптимизация регистрации права собственности начинается с того места, когда право собственности установлено на основе ПЗЗ.

Вы сейчас задали самый интересный вопрос. Вот это, как говорится, курица и яйцо. Что первично, что вторично. Допустим, власть уже распорядилась, везде с зонированием вопрос решен, какие проблемы? Никаких, если я не хочу нарушить то, что установлено. Получила ГПЗУ, проекты сделала. Вопрос решен. Разрешение на строительство я буду получать по электронной услуге в течение 5 дней, ГПЗУ – 30 дней или 5 дней – если у меня с деньгами все в порядке – это уже мой личный вопрос. А нет денег – не надо браться. Вопрос в том, откуда считаются эти 500, 200-300 дней? Все считают, что инвестиционный цикл, который надо оптимизировать, начинается тогда, когда собственник придумал, что он хотел бы построить на своем участке. Сразу возникает вопрос: если ты такой умный, найми (если сам не можешь) тех специалистов, которые понимают эту процедуру, понимают, что нужно проработать, насколько экономически целесообразно строительство. У нас вообще технические условия где-то существуют? Найми того, кто тебе твой замысел по полочкам разложит, сделает предпроектные исследования и скажет, что в какой части можно, а что нельзя. Если можно, то это будет вот столько стоить. Если ты к этому готов, то только после этого нужно начинать двигаться и отсчитывать время. У нас же начинают отсчитывать с другого момента: вот он утром встал, ему приснилось, и отсчитывают 500 дней. Это же не логично.

В Москве действительно выдают ГПЗУ за 30 дней?

В Москве ГПЗУ сегодня может выдаваться и за 10 дней. У нас автоматизированная процедура, но с приходом нового мэра градостроительная политика поменялась. Любое обращение проверяется с позиции «а можно ли?». Мы сейчас разрешим, а потом выяснится, что по новым задачам и целям этого нельзя с учетом бурного транспортного развития, с учетом особых требований к проработке историко-архитектурной среды, режимов разрешенного использования в исторических зонах, то есть стали смотреть очень глубоко. Вопрос обосновывающих материалов опять вышел на самую актуальную позицию, потому что сказали так: «Если ты выполнишь все то, что сегодня у тебя прописано, то получай свой ГПЗУ». И он этот ГПЗУ получает, но в два этапа. Сначала вносится вопрос на градостроительную земельную комиссию, та подтверждает возможность развития территории, а затем оформляется ГПЗУ. Любой заявитель сегодня вынужден это понять, потому что мэр пересматривает ранее принятые решения. Многим в два раза уменьшают объёмы разрешённого строительства, хотя у него проектная документация была разработана по исходно-разрешительной, ранее выданной. Он наконец-то созрел, экономически подготовился, пришел, а ему разрешают, но в два раза меньше. Это было принято мэром. Процедура пересмотра выданной ранее разрешительной документации в столице принята Думой на законодательном уровне, потому что у нас транспортный коллапс, и другого сегодня не дано. Не нравится – извините! Но это принято выбранной населением властью.

Потому что мэр – хозяин своего слова: слово дал – слово взял?

Нет-нет! Мы сейчас с Вами в политическую плоскость уходим, я разъясню эту ситуацию. Она была, может быть, в какой-то степени подготовлена предыдущим московским правительством. Потому что нам не разрешили ПЗЗ принять. Вот если бы приняли, а там было очень много срезано, обоснований для принятия решений было бы больше.
Что сделала сегодняшняя власть? Во-первых, она законом на уровне Думы позволила пересматривать ранее выданные разрешения, потому что надо исключить тот коллапс, который произошел. Вы знаете, многие инвесторы сначала обиделись, а потом вошли в это положение и поняли. Во-вторых, там, где у нас нет сегодня проектов планировки, которые должны быть основанием для уточнения регламента, и возможности размещения объекта, эти проекты нужно разработать с достаточной детализацией: цели разработки проекта планировки должны быть правильно сформулированы и поняты. Потому что все проекты планировки, которые в Москве были наработаны за много-много лет, шли под программу сноса пятиэтажного жилого фонда, а не разрабатывались на все территории. Сегодня поэтому в генплане заштриховали территории, где будет развитие, и без проекта планировки к этому развитию приступать нельзя. И это в законе, в Московском градостроительном кодексе прописано. Поэтому возник вопрос, за чей счет разрабатывается проект планировки, если я хочу сегодня развиваться?

Градкодекс позволяет инициативно предложить градостроительное решение в виде материалов проекта планировки, и правительство обязано отреагировать – либо принять через публичную процедуру, либо не принять. Пожалуйста, этого никто не запрещает. Собственно, что и происходит. Другой вопрос – да, деньги многое определяют, и проекты планировки начинают разрабатывать с определённой целью. Но есть публичная процедура, есть определенное качество власти. Поэтому норма закона, что за проект планировки (за его принятие) отвечает власть, а реализовываться он может как властью, так и частным субъектом, очень важна.

Недаром проект планировки относится к документации по планировке территории, и поэтому за его качество отвечает орган, уполномоченный в области архитектуры и градостроительства.

Утверждает только власть.

Да, все претензии сюда. Кто выдает ГПЗУ? Власть. Если ты можешь выдать ГПЗУ на основе того, что имеешь, – выдавай за 30 дней, проблем нет. Но если ты не веришь своему предыдущему периоду, той документации, которая есть, тогда честно объясни. Тут очень важно иметь программы градостроительного, инвестиционного и социального развития, они очень переплетены.

У нас в Москве была исходная разрешительная документация. Потом появился Акт разрешенного использования. Он уже упростил, хуже сделал документацию для проектирования. ГПЗУ вообще ничего не дает проектировщику. Мы даже на Правительстве выступали с идеей вернуться к прежней разрешительной документации. Однако федеральные власти утвердили форму ГПЗУ, и в Москве все стало проще, но это не упростило, а усложнило взаимодействие власти с частным инвестором, с правообладателем. Вот где беда.

Согласна. При подготовке поправок в Градостроительный кодекс РФ в части совершенствования документации по планировке территорий считаете ли Вы правильным установить не как возможность, а как обязательство внесение изменений в ПЗЗ после утверждения проекта планировки?

Если эту процедуру сделать нормальным, полноценным административным регламентом и под это подложить соответствующую технологию, это не может быть никаким препятствием. Более того, если мы сегодня говорим, что ГП и ПЗЗ в публичном доступе, мы обязаны это делать. Почему публичная база правовых актов постоянно меняется. Это все то же самое. Я считаю, мы к этому подошли и должны требовать, предлагать.

Теперь, когда Вы уже упомянули технологии, не считаете ли возможным переход к правовым объектам градостроительного регулирования от правовых документов? Не кажется ли Вам, что управление тогда будет проще и качественнее? Мы уже поговорили о необходимости практически постоянной актуализации документов, потому что мы живем в изменяющемся мире. Если мы, например, будем утверждать наряду с проектом планировки красные линии, зоны размещения объектов регионального или местного значения, не станет ли нам жить легче? Тогда бы мы вносили изменения как в обычный правовой акт. Например, переместить красную линию, изменить параметры разрешённого строительства в пределах красных линий такого-то квартала. Используя технологии, такие изменения внести значительно проще, чем отменять весь документ и разрабатывать новый. Конечно, технологии есть далеко не везде.

Здесь могут быть очень мощные злоупотребления. Это «болевая точка». Сейчас уже многие функции передали вниз, на места, поселениям, но тут все очень сильно упирается в самый ключевой момент – в процедуры землепользования, здесь работает экономический аспект. Поэтому просто так спустить это вниз нельзя, а на уровне субъектов Российской Федерации организовать и правильным образом администрировать эту функцию, на мой взгляд, мы обязаны.

Следующий вопрос – информационное обеспечение градостроительной деятельности. Седьмая глава, которую мы с Вами хорошо знаем, и у Вас, конечно, есть мнение. Уже многие понимают, что нужна трехуровневая система, что она должна быть автоматизированной.
Основные принципиальные положения, какова должна быть концепция законопроекта?


В Градкодексе прописано про информационную систему так, что многие сводят её содержание к делам в папках, которые ставят на полку. Нигде не сказано, что это система должна строиться с использованием информационных технологий и в целях повышения качества предоставления государственных и муниципальных услуг. Вот этого мотива нет, поэтому рассыпается все то, что там написано. Я полностью согласна, что надо выходить на отдельный законопроект, может быть, с заменой этой главы, может быть, с отменой этой главы и подготовкой самостоятельного закона. Этот вопрос нужно сегодня смотреть, сейчас обсуждается законопроект о поправках в разные законы в связи с переходом на электронные услуги. Может быть, там надо сделать мощную ремарку, которая бы перекрыла все то, что есть сегодня в седьмой главе. Эта глава читается очень неоднозначно. Отсюда вся беда в её применении.
К сожалению, госуслуга и госфункция тоже имеют не всегда однозначное трактование, и тут возникает вопрос предоставления информации. Это у нас услуга или информационная открытость правительственных властей? Это очень интересный вопрос, который тоже сегодня неоднозначно понимается, потому что это третий вид информации, взаимодействия с сообществом, с гражданами, с юридическими и физическими лицами, для того чтобы создать им комфортную среду жизнедеятельности.

Сейчас у нас ИСОГД по Градостроительному кодексу – это действительно архив, который может быть даже не актуальным.

Однозначно!

Там просто складывают документы в папки. Поэтому ИСОГД многим не интересна, органы архитектуры и градостроительства и так в силу своих «деловых обычаев» хранят документы. А их заставляют хранить по-другому? Складывать в другие папки?

И да, и нет. Такие интересные бывают документы, которые не может внутри себя создать орган архитектуры, а появиться может этот документ только при участии заявителя. Дальше возникает вопрос, кто этот заявитель, какова цепочка межведомственного взаимодействия? Чтобы какой-то документ иметь в Москве или в маленьком поселении – это небо и земля!

То есть Вы считаете обязательным, необходимым установить связь информационного обеспечения градостроительной деятельности с деятельностью по реализации административной реформы в части информатизации государственных и муниципальных услуг в сфере градостроительной деятельности.

Я бы сказала, с учетом. Когда мы говорим об обеспечении градостроительной деятельности, то здесь нужно действовать профессионально и добиваться достоверности тех исходных данных и документов, без которых нельзя обеспечить ни один вид деятельности. Здесь мы с Вами опять возвращаемся к началу Градкодекса и к началу нашего разговора – надо очень четко понимать задачи проектных работ, реализации проектов, без чего нельзя обойтись, как оптимизировать все необходимые процессы.

Считаете ли Вы возможным быстрое внесение в Градостроительный кодекс РФ дополнений в 7-ю главу об обязательности, о необходимости создания информационных систем градостроительной деятельности и на региональном уровне?

Вы знаете, если что-то и нужно переписывать в Градкодексе по главам, то как раз вот эту главу от А до Я, потому что до сих пор никто не понял, что такое ИСОГД, до сих пор идет недопонимание, что такое электронный документ. Еще больше не понимают, что такое сведения. Непонятно, какой вид градостроительной информации доступен любому, публичен, какой связан уже с конкретным юридическим лицом и должен быть доступен только ему. Самое страшное на сегодня, что не учтены такие очень важные моменты, определяющие, как качественно вести эту работу, как мониторинг или актуализация, нужен правильный вычислительный ресурс, который действительно отрабатывает 100% и которому можно доверить процедуру администрирования уполномоченным органом.

Я задам вопрос, не на это ли нацелена программа Минсвязи вместе с нашим Ростелекомом в создании Центров межведомственного взаимодействия? Вот мы его еще в наш оборот не брали, не обеспечивают Центры градостроительную отрасль. Мы понимаем, Минэкономразвития – с землей, Минрегион – с территориальными схемами ведущих отраслей, мы их задействовали. Если бы мы сейчас с этой позиции в эту сторону пошли, нам бы многие регионы – не то что губернаторы – сказали «спасибо». Они, наверное, ждут и не дождутся, когда будут созданы однозначно правильные карты землепользования. Я думаю, без этого нельзя ни генплан разработать, ни ПЗЗ, ни обеспечить процедуру актуализации, ни тем более выдать ГПЗУ, под который можно взять кредит в международном банке.

Кто мог бы быть движителем этого законопроекта? Таким движителем, чтобы его приняли? Кто его может разработать, я знаю. Это мы с вами, с нашими коллегами. Я уже сейчас говорю о наших общественно-профессиональных ролях. В данном случае я выступаю не только как главный редактор журнала, где мы стараемся широко обсуждать эту тему, а как руководитель соответствующего комитета ГИС-Ассоциации. Для такой цели мы способны собрать рабочую группу из лучших специалистов в стране, если бы у них была хотя бы малая надежда, что их труд не пропадет даром!

Идти надо на основе программно-целевого подхода. Сегодня есть Министерство регионального развития РФ, в его структуре создано Агентство, называется великолепно – Госстрой. Есть руководитель этого Агентства, под его началом две основообразующие программы. Под ним имеются важнейшие структуры – это Фонд содействия ЖКХ и Федеральный фонд РЖС.

Я не представляю, как эти структуры работают без наличия определенных технологичных средств, которые позволяют моделировать, актуализировать, инвентаризировать, отслеживать выполнение своих программ, делать предпосылки для вхождения в ту или иную территорию.

В Положении о Госстрое как-то прописано информационное обеспечение?

Есть В.И. Коган, у него два акционерных общества (ЗАО «Банкирский дом «Санкт-Петербург» и ОАО «Промышленно-строительный банк» – прим. Ред.) – исполнители основных программ. Втроем они могут инициировать принятие этого закона, иначе по масштабам их программы никогда не реализовать.

Какой законопроект сейчас Вы считаете приоритетным, наиболее актуальным для скорейшего принятия?

Все видят конечную продукцию градостроительства в создании объектов капитального строительства, объектов недвижимости. Беды и нарекания в адрес градостроителей начинаются там, где не определены первоначальные условия правового формирования объекта. Поэтому те законопроекты важнее, которые гармонизируют разные законодательные положения, разрешают действующие противоречия и правовые конфликты, которые, в свою очередь, дают коррупционные возможности, различные недопонимания и домыслы, затягивают процессы и порождают тот негатив, который мы на сегодня имеем.

Например, законопроект «Об отмене категорий» расположен на стыке землеустройства и градостроительства. На мой взгляд, сегодня это самый важный закон.

Спасибо за такой ответ. Впрочем, насчёт отмены всех категорий земель однозначного решения не принято. Но вопрос перехода на единую систему управления территориями и недвижимостью через внедрение института территориального зонирования на всей территории страны, вероятно, не вызывает сомнений?

Полностью согласна.

Может быть, его тогда следует отделить?

Его нельзя отделять, потому что любой законопроект, когда мы говорим об области его применения, откуда-то начинается и где-то заканчивается. Отдельно он не будет иметь правильной практики применения.

Правильно ли, что исходит этот законопроект из Министерства экономического развития, а не из Минрегиона?

Это как раз тот случай, когда законопроект находится на стыке.

Правила землепользования и застройки – это вопрос в большей степени градостроительный?

Правила землепользования и застройки – это государственный вопрос! Нет ни одного вида деятельности, который бы не был связан с другими видами. Наконец-то мы поняли, что есть градостроительство, планирование городов, территорий и целых агломераций. Когда-то говорили, что есть архитекторы, есть строители – и всё. Сегодня уже есть вузы, где учат на градостроителей. Высшая школа экономики имеет в своей структуре отдельный Институт урбанистики. Слово «урбанистика» употребляется, потому что среда у нас сегодня не просто трехмерная, а четырехмерная, без экономики её создавать бесполезно. Планирует особый курс Академия народного хозяйства при Правительстве РФ. Поэтому заниматься градостроительной деятельностью можно тогда и только тогда, когда как минимум пять законодательств изучишь. Когда мы говорим о территориальном зонировании, где нужно установить вид разрешенного использования территории, почему мы не говорим о земельном участке? Потому что архитекторы работают на территории, а землеустроители – на земле. Тут опять возникает вопрос, какой законопроект связывает землепользование с устройством территории, без которого нельзя в комплексе, системно размышлять о развитии производственных мощностей, благоприятной среде проживания?

Это и есть «Правила землепользования и застройки».

Да. Во всем мире есть «зонинг план». Мы перевели – правила землепользования и застройки. Давайте тогда будем делать и исполнять документ, благодаря которому уже многие государства научились понимать друг друга. Я имею в виду и Правительство, и частных собственников. Наверное, мы к этому идем.

Что можно сделать, чтобы ускорить работу над законопроектом, а еще лучше – связать его с другим, уже подготовленным Минрегионом законопроектом, направленным на совершенствование деятельности по планировке территорий?

Я думаю, здесь большая роль отведена профессиональным специалистам, ничего не получится, если Минэкономразвития и Минрегион между собой не договорятся, не создадут общую рабочую группу из профессионалов и не поставят правильно задачу. Я согласна, есть ФЗ № 94 и прочие препятствия и сложности, но сегодня есть проверенные генеральные разработчики и генеральные исполнители, в такой логике в кратчайшие сроки можно сделать хороший закон.
Ведь создали «дорожную карту»? Создали. Давайте теперь будем её исполнять.

Считаете ли Вы возможным до принятия Закона «Об отмене категорий земель» утверждение классификатора видов разрешенного использования земельных участков? Такое полномочие есть у Министерства экономического развития, и мы уже в профессиональном сообществе не раз обсуждали проект приказа об утверждении этого классификатора.

Я так понимаю, что сейчас приостановили утверждение этого классификатора. Он же к чему-то должен прикладываться. Это опять та самая неуравновешенная, несогласованная позиция наших министерств. Надо опять вместе создать рабочий, хотя бы временный механизм и решить эту проблему, потому что здесь не может быть по-другому. Понимать надо и цели.

Значит, сначала нужно определить цели, задачи и принципы, а потом будем классифицировать?

Прежде всего нужно понять, для чего мы это делаем. Говоря о современных системах территориального планирования и использования территориальных ресурсов, мы должны говорить об административных процедурах государственных функций, реализованных в ИТ-инфраструктуре с формированием соответствующего информационного ресурса, которые утверждены и используются однозначно, иначе мы никаких системных проектов никогда не создадим и управлять большими территориями, агломерациями никогда не сможем.

О роли красных линий в управлении территориями городов и других поселений. Считаете ли Вы, что есть смысл в обязательном установлении красных линий, элементов планировочной структуры, формирующих не только транспортный каркас, но и каркас правоотношений?

Я только одно могу сказать, что красные линии должны учитываться, когда формируется каркас правоотношений. Красные линии – это отраслевой аспект, это специфика, это категория, в которой мыслят архитекторы-планировщики. И в обратном порядке – не может архитектор-планировщик накладывать красную линию, не понимая сложившуюся нормативно-правовую основу. Это опять взаимное понимание границ правового землепользования и права использования объектов недвижимости. Лет пятнадцать мы идем к единому понятию объекта недвижимости – земля и капитальное строение. Я думаю, нужно к этому приходить. Это опять процесс в обе стороны. Сегодня эти понятия, как и «право застройки», включены в законопроект № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ»

То есть это уже не чисто архитектурный термин, это уже общественно значимое понятие?

Нет, не соглашусь. Это градостроительный термин, это то, что используется для построения плана развития территории. Общественность таких понятий не имеет, поэтому надо очень хорошо понимать, какую методологию использует архитектор-планировщик, когда рождается план развития территории, как он его переводит в те самые термины, которыми пользуются ПЗЗ, и тогда он будет понятен как землепользователю, так и общественности. Поэтому красные линии – это термин для архитектурно-градостроительного понимания, а границы юридического объекта, границы земельного участка – для понимания и использования всеми заинтересованными лицами. Чтобы соединить одно с другим, нужны те специалисты, которые находятся на стыке.

Сегодня градостроительное законодательство говорит о том, что градостроительный регламент на территории общего пользования не устанавливается, а право их использования определяется органом местного самоуправления. В этом я вижу высокую коррупционную составляющую. Можно ли строить на территории общего пользования, что можно, почему можно, кому? Поэтому уже во многих регионах не очень-то приветствуются такие решения, которые бы определяли точные границы территорий общего пользования.

В Москве границы территории общего пользования – это такие территории, которые могут использовать соседние правообладатели. Например, это может быть внутриквартальная дорожка, сквер, песочница в этом сквере и т.д. Разве это не есть определение соответствующего градостроительного регламента, обеспечивающего, как минимум, благоустройство.
Право пользования такой территорией остаётся за городом, но закрепляется на уровне управ. Тот, кто отвечает за ее нормальное состояние (она на баланс даже устанавливается), и получает средства из бюджета, для того чтобы ухаживать за этой территорией. К сожалению, у нас не все территории разделены, и вообще это процесс, понимание которого «в процессе».

На эти территории оформлены права собственности?

Это тоже вопрос. У нас в городе вообще мало на что оформлены права собственности предпринимателей.

А эти территории ограничены красными линиями?

Эти территории ограничены ровно там, где разработаны проекты планировки. Где они не были разработаны, никаких красных линий, естественно, нет.

Как они признаются тогда территориями общего пользования?

Никак не признаются. Дело в том, что часто и денег никто не выделяет. У нас есть сохранившиеся планы БТИ, где есть данные о домовладениях, там всё более или менее понятно, а это территория, которая никуда не вошла. Сегодня есть управы, которые радеют за свою территорию, и каждый кусточек, каждый камушек имеет своего хозяина, а есть и по-другому. Это вопрос времени и понимания землепользования для любого администратора, отвечающего за свою территорию, будь то губернатор или глава управы. Главное, свое хозяйство нужно проинвентаризировать, ведь у людей паспорта в хорошем состоянии.

Как Вы думаете, нужно вообще поделить всю землю и определить права?

Не надо ничего делить. Дело не в «поделить».

А как определить права? Вот ты несешь за это ответственность, а ты – за это несёшь ответственность. Как должно быть?

Для этого был создан Росреестр, который должен был каждый месяц (это мое личное мнение) каждому главе (губернатору или мэру) выдавать все то, что у него не зарегистрировано. А все, что не зарегистрировано, – это и есть территории общего пользования – что хочу с этим, то и делаю. Но у нас же не поставлена такая задача сверху.

Мы с вами пришли к другому закону – к Закону «О кадастре недвижимости», который в России носит до сих пор заявительный характер. То есть государством не поставлена задача зарегистрировать права собственности на все объекты недвижимости, в том числе земельные участки.

Задачу можно поставить. Есть вопрос, как сделать, как зарегистрировать? Москва в 1992 году по заявительному принципу смогла практически всю землю хотя бы как-то описать. Другой вопрос, что как только начинается любой вид деятельности, сразу понимаешь, что тут граница не устраивает, тут её надо подвинуть. Для этого нужны определенные средства. Поставят задачу, а кто заплатит за всю эту задачу в таком масштабе? Тоже должна быть какая-то целесообразность. Я же говорю о лице, ответственном за свой объект управления. Как свою матчасть всю не пересчитать? Это же опять зависит от личной инициативы. Законодательно мы сегодня не имеем права все это написать, потому что следующий будет вопрос – мы не выполняем закон. А далее – где взять средства? Потому что за каждой регистрацией – землеустроительное дело, а это работа, которая должна быть выполнена, и для этого нужен ресурс.

Может быть, не нужно это делать?

Как это не нужно?

8 февраля Росреестр утвердил приказ о том, что можно вносить сведения в кадастр об объектах землеустройства (границы населенного пункта, территориальных зон, зон с особыми условиями использования территории), не составляя межевые дела. Сведения извлекаются из документа, утвердившего границу (например, карта градостроительного зонирования для территориальных зон или генплан для границы населённого пункта), в XML формате и направляются уполномоченным органом прямо в кадастр. Грандиозные и кадровые, и финансовые средства можно сэкономить! Может быть, ровно таким же способом нужно идти сейчас по отношению к территориям государственной и муниципальной собственности, в том числе, территориям общего пользования? Может быть, это будет не такая уж абсолютная точность. А может быть, ровно такая же, не хуже, чем при подготовке межевого дела. Сегодня же технологии развиваются с каждым днем. Чего стоят данные дистанционного зондирования! А если, допустим, собственник недвижимости усомнится (соседствующий субъект) и захочет точнее знать свою границу, увидеть её на местности, чтобы ему колышки показали, – пускай тогда потратится.


Вы знаете, я не сомневаюсь, что сегодня, имея современные технические средства: и аэрофотосъемку, и космические данные, с задачей действительно можно справиться. А что сегодня, кроме понимания необходимости сбора налогов, может инициировать и подстегнуть решение этого вопроса? Я Вас уверяю, что такой процесс уже инициирован и идет, потому что задача пополнения казны именно за счёт налогообложения недвижимости дает основу, для того чтобы этот процесс организовывать и решать.

То есть экономическая основа.

Поэтому я еще раз хочу сказать, что всё зависит от инициативы того ответственного административного лица, которому вверили управление территорией.

А в чем у него право?

Нам уже дали команду сделать всем генпланы. Мы как собираемся их делать? На основании чего?

Закона!

Закона? А как его реализовать? Как можно без исходных данных о землепользовании разрабатывать генплан?

Давайте мы в Градостроительный кодекс поправки внесем и уполномочим Минрегион на установление требований к обязательному набору исходных данных для всех видов градостроительной документации.

Мы с Вами опять вернулись к началу разговора. Я говорила и говорю: «Если бы каждый задавал этот вопрос, мы бы определили необходимую норму!» Я с Вами полностью соглашусь, что очень важен нормативно-правовой акт, который подхлестнет и даст нормативно-правовую практику правильного применения. И мы снова к этому вернулись – нужен тот документ, который бы четко говорил, без таких-то исходных данных нельзя начинать тот или иной вид проектной деятельности для формирования объекта градостроительства.

И требования к результату?

Да! Требования к результату у нас сегодня более или менее есть.

А какие?

Давайте пройдемся. Из чего должен состоять генплан?

Из чего он состоит, уже написано. А в количестве и качестве решений его кто определяет?

Здесь должны работать методики, а не нормативные документы. Конечно, можно и эталоны разработать.

Но есть законопроект, направленный на определение состава и содержания нормативов градостроительного проектирования.

По поводу этого документа я Вам одно могу сказать – надо вернуться к определениям. Пока мы не выработаем нормальную схему определений, то говорить о документе вообще невозможно. Этот законопроект, правда, есть в перечне тех законопроектов, которые мы будем рассматривать на заседании рабочей группы и выносить наше мнение на Экспертный совет. Захотят того или не захотят авторы законопроекта – это второе. По крайне мере, в письменном виде мы направляем заключения авторам

Регионы тоже выражают обеспокоенность, они считают неправильным лишать органы региональной власти права устанавливать нормативы для муниципальной документации. Потому что в этом случае можно получить разноречивые мнения – около 25 тысяч муниципалитетов должны будут самостоятельно разрабатывать собственные нормативы градостроительного проектирования.

Есть и это замечание. Более того, какой смысл регулировать, если сам себе правила устанавливаешь? Нормативы должны быть очень сильно заточены на принципы социально-экономического развития. Мы должны понимать, что первично, а что вторично для каждой территории, для каждого региона. Нормативная база – это очень мощный регулятор. Если мы не отработаем механизмы регулирования с помощью нормативов, мы никогда не решим главных задач, которые формируются в стратегиях и планах социально-экономического развития. Почему я и выделила как самое важное понятийный аппарат и границы влияния этого законопроекта.

Да, это действительно так. Я считаю главными Закон «Об отмене категорий и установлении единых требований к управлению территориями и недвижимостью», а также нормативы.

Я с Вами полностью соглашусь. Как можно разрабатывать генплан, не имея нормативной базы? Как можно разрабатывать ПЗЗ, когда нам нужно понимать, в какой части ограничить, в какой части развивать территории, какие и в какой последовательности?

В заключение нашей беседы очень важный вопрос. Светлана Самуиловна, объясните нашим читателям, какова роль Экспертного совета в принятии законопроектов? Что может сделать Экспертный совет, рабочая группа, которую Вы возглавляете, и какую помощь может оказать Вам профессиональное сообщество в этой нужной работе?

Очень важный вопрос. Во-первых, когда формируется план работы Государственной Думы по рассмотрению законопроектов, мы можем понимать, какие из них нужно действительно вперед поставить как определяющие, а какие могут быть в фоновом режиме. И здесь Экспертный совет может свое мнение высказать, и председатель нашего комитета господин А.Ю. Русских с уважением относится к мнению В.И. Ресина и Экспертного совета. Мы приобрели опыт содействия в принятии закона по СРО. Пошли двумя путями. Документ был запущен параллельно из двух источников, в итоге мы уложились в срок. Действительно, нужно этим процессом управлять. Чем хорош в данной ситуации Экспертный совет? Каковы бы ни были наши уважаемые депутаты, но мнение профессионалов – это мнение профессионалов. И состав, и план работы Экспертного совета утверждается комитетом. Второй момент, где действительно влиять важно и возможно, – это законодательная инициатива. Подсказать и поднять вопросы, подумать, как их облечь в форму законопроекта. В состав Экспертного совета у нас входит, если я не ошибаюсь, порядка десяти депутатов. Каждый может выступить с законодательной инициативой по тому или иному направлению. Есть часть вопросов, которые идут по инициативе наших министерств, отраслевых ведомств, в нашем случае это Минрегион и, конечно, Минэкономики. Тем не менее готовы депутаты возглавлять и проводить работу по продвижению законопроектов, потому что это искусство. У нас есть Экспертный совет и рабочая группа, а принцип следующий: экспертов не может быть много, чтобы заседание Экспертного совета не было заслушиванием мнений большого количества экспертов. Для этого есть рабочие группы по направлениям. У нас есть четыре базовых секции, но, как показала практика, нельзя совсем отделять одно направление от другого. Как правило, они тесно соприкасаются и пересекаются. Есть очень инициативные члены рабочей группы, которые готовы одновременно участвовать во многих Экспертных советах, в министерствах, ведомствах и в других общественных организациях. С их помощью мы готовим вопросы для Экспертного совета, определяем, кто будет их докладывать, тогда это действительно обоснованно, доказательно, и работа получается эффективной.
Экспертный совет хорош тем, что может сделать профессиональное заключение. Все заключения, которые мы сделали в первом полугодии, мы направляли председателю комитета и его заместителю, который во многом определяет работу и возглавляет фракцию Единой России. Несомненно, есть и политический момент во всей работе, но мы пытаемся в Экспертном совете, прежде всего, использовать профессиональные принципы. Другие там не работают.

Если я правильно услышала, в профессиональной среде может родиться отдельная законодательная инициатива, потому что есть Гильдии градостроителей, есть ГИС-Ассоциация, есть и другие сообщества. Приносят Вам обоснованный законопроект, его смотрят, в случае, если обоснования убедительны, то может быть, что в составе Экспертного совета депутаты от своего имени внесут этот законопроект?

Совершенно верно.

Мы можем рассчитывать, что это дополнительный рычаг, возможность продвижения профессионально обоснованных инициатив в законодательство?

Это первое. Второе – иногда надо остановить некоторые инициативы – это обратная сторона вопроса. Поэтому влияние может быть очень большое.

Вы готовы работать с профессиональными сообществами и воспринимать предложения?

Обязательно! Рабочая группа выслушает любое профессиональное сообщество, которое заявляет и обосновывает свои инициативы. На последнем заседании рабочей группы принято решение о формировании открытого Публичного портала для обеспечения режима корпоративной работы и доступности всех желающих, имеющих профессиональное отношение к вопросам градостроительства, и граждан, неравнодушных к конкретной практике реализации градостроительной политики в их регионе, в границах территорий их городов и поселений.


См. также:
Каталог Организаций:
   - ИТП «Град»
Каталог Авторов:
   - Бачурина С.С.
   - Береговских А.Н.

Разделы, к которым прикреплен документ:
Публикации / Наши издания / Управление развитием территории / №3_2012
Наши конференции / Подробно о: / 2013.04. Волгоград. 7-я Всероссийская конференция «Геоинформационные технологии в муниципальном управлении»
Наши конференции / Подробно о: / 2013.07. Томск. 11-я Всероссийская конференция «Градостроительство и планирование территориального развития России»
Тематич. разделы / Градоустройство
Страны и регионы / Россия
 
Комментарии (0) Для того, чтобы оставить комментарий Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться




ОБСУДИТЬ В ФОРУМЕ
Оставлено сообщений: 0


Источник: УРТ №3_2012
Цитирумость документа: 2
15:02:31 02.12 2012   

Версия для печати  

© ГИС-Ассоциация. 2002-2016 гг.
Time: 0.030371904373169 sec, Question: 98